Главная » Семейные Отношения » Семья, личность


Семья, личность

Семейные Отношения

Jans

7 декабря 2008

Напечатать

Семья, личность
Психологическое консультирование

Почему возникла эта консультация по семейным проблемам? Вероятно, потому, что решающее значение се­мейного воспитания для формирова­ния личности сегодня очевидно. Однако это мнение далеко не всег­да было общепризнанным. Не так уж давно высказывались мнения, что в будущем семейное воспитание все больше будет вытесняться воспита­нием общественным. «Каждый гражданин, уже выходя из ро­дильного дома,- писал академик С. Струмилин,- полу­чит направление в детские ясли, из них - в детский сад с кругло­суточным содержанием или детский дом, затем в школу-интернат, а из него отправится с путевкой в са­мостоятельную жизнь». Но жизнь не подтвердила этих прогнозов, а накопленные за последнее время данные многочисленных педагогиче­ских, психологических и социологи­ческих исследований указывают: роль семьи в формировании лично­сти ребенка незаменима.
Вклад семьи в формирование лич­ности подрастающего человека на разных возрастных этапах различен и изменяется как бы волнообразно. Наиболее велик он в первые три года, затем следует период неко­торой стабилизации семейного влияния. Очередной его «пик» при­ходится на окончание дошкольного возраста, затем приблизительно до подросткового кризиса это влияние как будто ослабевает и вновь становится значимым вплоть до отделения от родительской семьи и образования собственной.
Конечно, ребенок всегда нуждает­ся в семейной любви и поддержке, однако существуют периоды, когда без них его полноценное развитие просто невозможно. Таковы, в частности, первые годы и даже пер­вые месяцы жизни ребенка. Иссле­дования показывают: как бы ни бы­ли хороши государственные до­школьные учреждения, они не могут заменить непосредственного кон­такта с матерью. По некоторым данным, младенцы, воспитываемые вне семьи, несмотря на достаточ­ный уход и питание, обнаруживают замедление психического развития (явления так называемого госпитализма). В более старшем возрасте таких детей отличает повышенная агрессивность или, напротив, излишняя боязливость в отношениях со сверстниками, страх в новых или неизвестных ситуациях, «при­липчивость» к взрослым.
По-видимому, необходимость тес­ного контакта матери и младенца в ранний период обусловлена, прежде всего, несовершенством, несформированностью анатомо-мозговых структур ребенка и имеет биологический смысл. Непосредст­венное общение малыша и матери обеспечивает нормальное развитие у ребенка основных психических процессов. Поэтому часто брать малыша на руки, тормошить, реаги­ровать на его крик не только мож­но, но и необходимо для его раз­вития.
Общение с матерью выполняет и еще одну важную задачу: своей лаской, вниманием, сочувствием мать обеспечивает безопасные ус­ловия для самостоятельного, ак­тивного освоения ребенком мира объектов и социальных отношений. От нее получает малыш первоначаль­ный эталоны эмоциональных отноше­ний, начинает различать «хоро­шее», «плохое», «доброе» и «злое». «Доброе» притягивает, интересует, вызывает инициативу и активность; «злое», напротив, отталкивает, пугает. Баланс доброго и злого в опыте ребенка, по мнению польского психолога А. Кемпинского, определяет соотношение положительных и отрицательных эмоций И общее отношение ребенка к миру, Если мать, например, реагирует на поступки ребенка в основном беспокойством, страхом или гневом, она тем самым (разумеется, не желая этого) формирует личность, для которой преобладающими будут отрицательные эмоции и активно- или пассивно-оборонительное поведение.
Конечно, влияние матери многообразно, тем не менее ее главная задача - быть олицетворением эмоционального тепла, добра, безопасности. Но было бы ошибочным предположить, что отцу в противовес матери достается только роль беспристрастного судьи, блюстителя порядка и дисциплины. Действительно, бессознательно отождествляя себя с отцом, ребенок открывает возможность «делать, как он», выполнять те или иные нормы и правила поведения. Однако усваиваются эти нормы не только простым подражанием; истинной основой нравственности они становятся лишь в том случае, если ребенок эмоционально пережил их совместно со взрослым, в частности с отцом. Поэтому строгость и требовательность отца могут стать действенными только в том случае, если они имеют опорой привязанность, эмоциональную близость взрослого и ребенка.
Образец отношений мужчины и женщины для подрастающего человека - это отношения его отца и матери. И этот образец долгое время во многих своих деталях оказывается уникальным, несопоставимым по степени влияния с другими возможными отношениями вне дома и семьи.
Зарождение самосознания и самооценки также во многом предопределено семьей. Ребенок, внезапно лишившийся любви родителей (вследствие распада семьи или внутрисемейных конфликтов), испытывает тревогу, неуверенность в ценности собственного Я, а это нередко порождает враждебность и недоверие ко всем людям. Для такого ребенка велик риск в будущем испытать немалые трудности в установлении дружеских отношений со сверстниками, в создании своей семьи, не исключена и прямая «трансляция» родительских конфликтов в собственную семью.
Структура семьи, распределение забот и обязанностей, эмоциональные взаимоотношения супругов различны на каждом этапе ее развития. Возможность конфликтов заложена как в самой динамике семьи, так и в сложных, противоречивых требованиях, предъявляемых совре­менной жизнью к мужчине и женщи­не. Например, женщине, работающей наравне с мужчиной и несущей на своих плечах основное бремя до­машних забот, отнюдь не всегда удается соответствовать традицион­ным представлениям мужчины об идеале женственности. То же отно­сится и к стереотипным представ­лениям об идеальном мужчине, в ко­тором женщине хотелось бы видеть «истинного рыцаря».
Однако, как правило, такие конфликты представляют лишь по­верхностный пласт истинных проти­воречий семьи, хотя супругам эти конфликты кажутся самыми главны­ми. «Вот если бы он был более са­мостоятельным», - думает жена. «Ах, если бы она не приставала ко мне со всякими пустяками, - в свою очередь убежден муж, - все у нас было бы хорошо». На самом же де­ле, неблагополучие может быть вы­звано иными, более глубокими пси­хологическими причинами. Например, его корни могут лежать в недоста­точном взаимном уважении супру­гов, несовместимости потребностей или других факторов психологиче­ской природы. Именно с такими случаями мы чаще всего и сталки­ваемся в психологической консуль­тации, В наиболее тяжелых случаях в супружеские конфликты оказывают­ся втянутыми и другие члены семьи, составляя своего рода враждующие коалиции.
Вот семья: и муж, и жена рабо­тают, дети-мальчики шестнадцати и семи лет -учатся в школе. Муж на работе - всеми уважаемый чело­век, «а вот жена не ценит, не по­нимает...» Да, он «иногда выпива­ет с друзьями, но ведь не допья­на, не до бесчувствия». Она тоже работает, да еще «готовит, стира­ет - трудно ведь обхаживать троих мужиков, да еще нужно проследить, сделали ли уроки мальчики, а ему нет дела до семьи, у него на уме только его дружки; ведь надо же с этим бороться, помогите, под­скажите, как», - обращается к пси­хологу жена. Сама она уже начала «бороться», нашла самый действен­ный, по ее мнению, способ - зару­чилась поддержкой детей. И вот все трое - мать и двое сыновей - дружно выступают против «дурного» отца. Вот он пришел с работы, ка­жется, опять выпивши - никто с ним не разговаривает. Старший сын вывесил на кухне плакат, где изобразил отца в самом непригляд­ном виде. Вечер тянется невыноси­мо долго, напряженная атмосфера давит на всех...
Будет ли толк от такого «пере­воспитания» мужа, станет ли теп­лее в доме? Навряд ли. Отец с еще большей неохотой будет возвра­щаться домой, а компания собу­тыльников станет для него еще более притягательной. Да и детям в такой атмосфере жить неуютно, они-то оказываются лишь оружием в борьбе супругов. В период, ког­да мальчикам так нужно видеть в отце самого умного, справедли­вого, сильного человека, они вы­нуждены внутренне отторгнуть его. Нередко в таких ситуациях дети ищут вне дома взрослого, которым можно восхищаться. И находят - тогда родители вдруг начи­нают замечать, что их мальчик совсем отбился от рук, дружит с какими-то сомнительными субъек­тами... Бывает, что эта история приводит семью в детскую комнату милиции или оканчивается еще трагичнее.
Психологам часто приходится иметь дело и с семейными дисгар­мониями иного рода -так называе­мыми конфликтами «отцов и детей». Психологические механизмы подобных конфликтов чрезвычайно многооб­разны. Конфликт может произойти, если для подростка станет обузой сверхлюбовь и мелочная опека ро­дителей. Или же, напротив, ока­жутся слабыми непосредственные эмоциональные контакты и их заме­нит чрезмерно строгая система требований и наказаний.
Вот мать, которая, по-видимому, действительно любит своего четыр­надцатилетнего сына. Привыкла, что они часто проводят вместе свободное время, в курсе не толь­ко его школьных дел, но и всех самых сокровенных переживаний. И вдруг все меняется: мать жалу­ется, что сын стал скрытным, у него появились какие-то секре­ты, он стал больше времени прово­дить вне дома... Казалось бы, все естественно: мальчик растет, из­меняются его отношения с матерью. Конечно, он по-прежнему нуждается в ее любви и поддержке. Но ему необходимы и новые контакты, об­щение с более широким кругом лю­дей - взрослых и сверстников. Возможно, есть какая-то девочка, которая вдруг стала занимать так много места в его мыслях и чувст­вах... Но мать, одинокая женщина, всю душу вложившая в единственно близкого ей человека - сына, не в состоянии ослабить ставшие слишком тесными для.него узы люб­ви; он все еще видится ей малень­ким мальчиком, которому отовсюду может грозить беда. Ей так трудно смириться с тем, что не она, а какие-то другие люди становятся для сына близкими и притягатель­ными... Но не менее трудно и сы­ну: почему-то мать не понимает, что он по-прежнему любит ее... Просто в мире, оказывается, так много интересного и так хочется чувствовать себя взрослым, кото­рому, кажется, доступно все...
Наверное, такой матери следова­ло бы с ббльшим уважением отно­ситься к подрастающему сыну, по­стараться понять естественное стремление подростка быть самостоятельным. К сожалению, неува­жение к интересам и потребностям детей, неумение или нежелание ви деть в сыне или дочери личность -частая основа столкновений межд: родителями и детьми. А ведь мно­гие педагоги, и в частности Я. Корчак, подчеркивали, что уме­ние любить детей непременно включает умение уважать их право на самостоятельность и своеобразие.
Иным родителям кажется: чем больше они будут следить за ре­бенком, чем строже наказывать зг нарушения дисциплины или дурны поступки, тем больше они проявля ют заботы, а следовательно, и любвн, тем лучше его воспиты­вают. Это глубочайшее заблужде­ние оборачивается иногда истинно трагедией для всей семьи. В наш) консультацию обратилась мать: хв семье беда, вот уже несколько лет, как дочка стала воровать. Сначала таскала мелочь из карма нов старших, потом в школьном гардеробе. Сколько ни отчитываю! ни ругают, ни бьют ее мать и отец, ничего не помогает. Дочь стала упрямой, дерзкой, никого не слушает, ей на все наплевать.
Да, конечно, случай непростой. Понятен страх матери: а вдруг дочь пойдет по дурному пути. По­нятно, что родители искренне оза­бочены и страдают. Но правильны ли путь они выбрали для перевос­питания дочери? Девочка кончает седьмой класс, это уже подросток на пороге юности. У нее есть друзья, которые ее любят и уважают, а дома... Дома - мать, «пос­тоянно следящая за каждым моим шагом и как будто ждущая, что сейчас я опять что-нибудь стащу». Дома - отец, который не слишком много внимания уделяет детям, за то у него всегда наготове ре­мень... Любопытно, что ни отцу, ни матери не приходит в голову: обыскивание карманов, вечная по­дозрительность, отношение к доче­ри как к уже закоренелому преступнику могут только закрепить дур­ную привычку у девочки, вызвать желание делать назло взрослым. Не хотят они признать и того, что подросток имеет право на неболь­шие карманные . Возможно, доверие «авансом» здесь было бы значительно более эффективной воспитательной мерой. Вспомним знаменитый случай из практики Макаренко, когда он вручил на хранение общественные деньги во­ру-рецидивисту, и доверие это буквально переродило его. В нашем случае наказания не смог ли и, по-видимому, не смогут из­менить поведение девочки в лучшую сторону, напротив, наиболее веро­ятно нарастание отчужденности и взаимного недоверия.
С какими только жалобами не обращаются в консультацию на Погодинской улице!.. Приходят мужья и жены, родители, иногда даже дедушки и бабушки... В каждой семье - свои проблемы, выстрадан­ные, много раз обдуманные, много­кратно обсужденные с приятель­ницами, учителями, родственника­ми. Чем же может помочь им психо­лог? На первый взгляд кажется, чего же проще - дать правильный совет, как поступать в той или иной семейной ситуации. Однако на деле все обстоит гораздо сложнее: наши собеседники вовсе не так уж склонны следовать советам, пусть даже квалифицированного специали­ста. И этому есть ряд объяснений. Во-первых, людям свойственно счи­тать, что уж о себе-то они знают все; принять прямую рекоменда­цию - означало бы признать себя некомпетентным, причем не в ка­кой-то особой области знания, а в своей собственной жизни. Поэтому, как только психолог начинает «учить жить», так тотчас же у нашего клиента пропадает желание следо­вать его советам. Во-вторых, и это, пожалуй, самое важное, жа­лоба, высказанная при первом по­сещении консультации в адрес од­ного из членов семьи, на самом деле может быть адресована совсем другому ее члену. Например, жало­ба матери на непослушание ребенка может означать не только просьбу подсказать более совершенные вос­питательные приемы, но и невыска­занную претензию к мужу, мало уделяющему внимания воспитатель­ным заботам. Таким образом, в жа­лобе всегда содержится «текст» и «подтекст», о существовании ко­торого, кстати, сам клиент может и не догадываться. Психолог же обязан установить более глубокий смысл жалобы, а тем самым истин­ную причину обращения за помощью.
Первый этап консультирования - беседы с тем, кто пришел за сове­том, и другими заинтересованными лицами. Здесь самая важная зада­ча для психолога - суметь сочув­ственно-понимающе (а не оцениваю­ще) войти в семейную ситуацию, установить доверительный контакт с собеседником, правильно расслы­шать «текст» и «подтекст» жалобы. Умение понять все это и дает ос­нову для предварительного «семей­ного диагноза» и выбора конкрет­ных методов психологического воз­действия. Это может быть и беседа психолога со всеми членами семьи вместе, и неврачебная психотерапе­втическая группа, и различные иг­ровые приемы, если в коррекции участвуют дети.
Вот одна из обратившихся к нам семей. Муж и жена (обоим около тридцати, преподаватели вуза, в браке 5 лет) обеспокоены состо­янием четырехлетней дочери: в по­следнее время стала капризной, агрессивной, никого не слушается, отказывается есть. В ходе предва­рительных встреч выяснилось, что супруги вот уже год живут раз­дельно; муж по выходным дням, правда, навещает дочь, но встречи эти происходят под бдительным надзором жены и тещи. Оформить развод супруги не решаются, по-видимому, эмоциональная связь между ними не окончательно обор­вана, да и жалко девочку, она и так нервная, болезненная. Но вместе жить просто невозможно...
Собственно говоря, в данном случае супруги К. сумели само­стоятельно осознать «подтекст» жалобы, с которой они обратились в консультацию: помогите нам вос­становить семью. Действительно, с психологической точки зрения состояние девочки вполне могло быть следствием неблагоприятной семейной ситуации, и воздейство­вать надо было прежде всего на отношения между супругами. В течение полугода наши клиенты посещали неврачебную психотерапевтическую группу, со­стоящую из супругов, которые ре­шают примерно те же проблемы. Сложившиеся стереотипные пред­ставления супругов друг о друге стали меняться постепенно, с по­мощью психолога, роль которого сводилась главным образом к поощ­рению взаимного доверия и инициа­тивы. Доброжелательная атмосфера, постоянная «обратная связь», по­казывающая, как каждый участник группы видится глазами других, позволили и нашим клиентам по-но­вому оценить свои семейные отно­шения и самих себя. Муж был пора­жен, услышав мнение группы, что его жена - такая, считал он, уверенная, самостоятельная, даже слегка подавляющая его этими доб­родетелями - сама отчаянно нужда­ется в его эмоциональной поддерж­ке. Жена с удивлением обнаружила, что муж, которого она, казалось, знала «как свои пять пальцев», рассуждения которого уже давно известны и наскучили ей, вызывает в группе искренний интерес: жен­щины считают его обаятельным, мужчинам с ним трудно тягаться в разговорах на серьезные темы: «Как же много он всего знает... Нетривиально судит обо всем, даже психолог с уважением смотрит на него».» Путь друг к другу для этих супругов еще не закончен, но толчок задан - удалось поколебать казавшиеся им незыблемыми пред­ставления друг о друге, возродить взаимный интерес, искренность чувств, пробудить снисходитель­ность в оценке недостатков друг ДРУга.
Перестройка отношений родителей и детей также требует длительного времени и труда - не только пси­холога, но и самих детей и роди­телей. Возможны, однако, и вне­запные открытия, как бы мгновенно возникающее ясное понимание и острое эмоциональное переживание сути проблемы.
...За помощью обратилась мать девятилетней девочки: дочь всег­да, даже малышкой, была очень са­мостоятельной, а теперь и вовсе не замечает мать. Живут, как чу­жие, все воспитательные меры ока­зываются недейственными. И вот трое -мать, дочь и психолог -на­чинают... играть! Сначала психо­лог предлагает темы сам: «На уро­ке», «Приготовление домашних за­даний», «День рождения дочери».
Вскоре мать и дочь забирают ини­циативу в свои руки. Начинает выясняться, в каких ситуациях взаимопонимание для них становит­ся невозможным. Как правило, это были ситуации, где мать, пытаясь заставить девочку что-то сделать, апеллировала к жестким нормативам и правилам: «Я же тебе много раз говорила, что так делать нельзя, ведь в школе ты бы вела себя ина­че» и т. д.
Однажды психолог предложил по­меняться ролями: теперь дочь изображала мать, а мать пыталась представить и показать, что чув­ствует дочь в конфликтных ситуа­циях. Прием «» помог одно­временно и «диагноз» уточнить, и начать лечение. Дочь старатель­но, не без едкости изображала мать - «учителку»; мать же эмо­ционально тонко, очень непосред­ственно передавала переживания дочери... И вдруг девочка с пла­чем бросилась к матери, как бы благодаря ее за чувства и понима­ние, которые мать обычно не вы­сказывала в жизни.
Конечно, хрупкий мостик доверия и любви только начал строиться. Понимать и принимать друг друга обеим придется учиться еще долго, но самое главное - как можно до­биться взаимопонимания - и мать, и дочь уже осознали.
Теперь, наверное, читателям и, возможно, нашим будущим клиентам стало яснее, почему психологи-консультанты отказываются давать «советы». Наша задача иная - по­мочь человеку обрести веру в то, что он сам (и никто другой!) от­ветствен за счастье и благопо­лучие своей семьи, открыть ему возможности более глубоко и верно увидеть своих близких, найти воз­можности взаимопонимания с ними.

Е. Соколова, В. Столин,
кандидаты психологических наук







После этой статьи часто читают:

  • Рамка для фотографии «Монстры против пришельцев»
  • Нагота родителей и дети
  • Наши дети
  • Чем помочь своим стеснительным детям?
  • Воспитание ребёнка наказанием
  • Ребенок бунтует в школе - значит дома ему не хватает свободы
  • Беседа. Осень Патриарха


  • Просмотрено: 2951 раз

    Добавил: Женечка | ICQ: -- (9 декабря 2008 20:01) | | #1

    Когда я читала в журнале о том, как взрослые люди на глазах у ребенка обижают бабушку, мне было стыдно за них.
    Мне шестнадцать лет, я учусь в десятом классе. Вот уже четыре года как у меня нет бабушки, но я очень хорошо помню, какая она была хорошая. У нее было четверо детей, в том числе и моя мама. Все мы очень любили бабушку. Насколько я помню, наша бабушка никогда не оставалась одна, почти каждый день к ней кто-то приезжал, часто она жила у нас в семье, и все этому были только рады.
    Но на шестидесятом году жизни бабушка стала инвалидом, у нее отнялась левая рука и нога, она не могла передвигаться, сама готовить. Конечно, перестала работать (она много лет работала медсестрой, даже после получения пенсии, несмотря на паши запреты). И тогда к ней пришли на помощь все родные, дежурили у ее кровати день и ночь, все очень переживали, помогали чем только могли. Но все же врачам не удалось спасти бабушку. Это быжло таким огромным горем для всей нашей большой семьи.
    Я очень люблю свою маму. Не знаю, как сложится наша жизнь, но одно знаю: свою маму я никогда не обижу.

    Добавление комментария

    Имя:*
    E-Mail не обязательно:
    Введите слова или цифры, показанные на изображении: *

    Поиск по сайту

    Карта сайта:
    1 ,2 ,3 ,4 ,5 ,6 ,7 ,
    8 ,9 ,10 ,11 ,12 ,13
    Пользователи  Статистика

    Архив новостей

    Январь 2017 (3)
    Март 2016 (4)
    Январь 2016 (6)
    Сентябрь 2015 (5)
    Апрель 2015 (4)
    Март 2015 (5)

    Правила

    Наши друзья

    Новости партнеров

    01Категории

    02Популярные статьи


    03Опрос на сайте

    Вам понравились наши статьи? Сделайте комментарий и проголосуйте, пожалуйста. Нам важно ваше мнение.

    Отлично, добавил в закладки
    Хорошо, статьи понравились
    Кое-что интересно, выборочно
    Скучные статьи
    Оставил комментарий
    Читать и писать неумею


    04Календарь

    «    Ноябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
    29
    30