Главная » Семейные Отношения » Ребёнок и взрослый


Ребёнок и взрослый

Семейные Отношения

Jans

2 ноября 2008

Напечатать

Ребёнок и взрослый
Уж эти эмоции...

Наблюдая за детьми и родителями, я задался вопросом: почему обще­ние с собственными детьми взрос­лый человек почти не представляет без раздражения, досады и гнева? Папа одного подростка ответил мне так:
- Потому что в этих эмоциях есть сила, которая заставляет на­ших детей делать то. что требуем мы, взрослые. Лишите меня этой силы, и я не буду знать, как на­стоять на своем. Слов дети иногда не понимают. Тогда остается
одно - взорваться...
А ведь и в самом деле, эмоции - наше чуть ли не единственное вос­питательное средство. И в моих конфликтах с сыном начиналось все с возмущения или досады - опять что-то не так! Если бы я оставил сына в покое, он жил бы счастливо и безмятежно, растворенный в сво­их заботах, интересах и делах. Но если в день по нескольку раз вы­растал на его пути я со своими представлениями об этих заботах и делах, со своими распоряжениями и назиданиями, все менялось. Я пытался сдержаться, создавать в себе ровное эмоциональное со­стояние, находить убедительные слова, но... Его отрешенный вид, скучающие глаза рождали желание пробиться к нему сквозь невидимую разделяющую нас стенку. И я начи­нал говорить долго и много. То громко, почти кричал, то тихо, но с «эмоциями» в голосе. И быстро срывался, и с болью - надоело! - приказывал немедленно сесть за уроки, немедленно прекратить гру­бить, немедленно переделаться. Сын садился за уроки, переставал грубить. Начинал переделываться? Но в движениях его сквозили от­чаяние, отчужденность и скука. Иногда он тяжело вздыхал, словно жаловался. На самого себя, на ме­ня? На свою судьбу? В другой раз он топал ногой и застывал в от­чаянии, отказываясь что-либо де­лать. А бывали минуты, когда он начинал вдруг швырять все, что попадалось ему под руку. Я наблю­дал за этими проявлениями его до­сады и... раздражался еще силь­нее. И даже когда наступал внеш­ний мир, в каждом из нас остава­лась напряженность. В нем - оже­сточение, во мне - тревожное ожи­дание, что все повторится снова...
- Вам нужно осознать причины, рождающие в вас раздражение и до­саду, -дали мне совет психоло­ги. - Начните наблюдать за своими эмоциями. Наблюдать, чтобы их понять.
Я последовал этому совету. Первое, что открылось, - это моя обида. Обида на сына. Обида за растраченные даром усилия, за потерянное время, за мои напрасные старания. Обида, которая возника­ла каждый раз, едва я сталкивался с неубранной посудой, с замечаниями, от учителей в дневнике, с грубостью и упрямством сына. Ведь все зря! И мои распоряжения, и мои назидательные беседы с ним и мной организуемые дела. И поэто­му обидно... А сын, выходит, обидчик?!
Когда найден виновник, невольно возникает желание наказать этого виновника, обидчика, причинить ему ответную боль. Если молча пе­реживать обиду, она будет накап­ливаться. Тогда достаточно малей­шего проступка ребенка - и на не­го выльется необузданный поток эмоций. Этот механизм накопления и вымещения обиды может создать определенный ритм отношений в семье. Ритм этот с каждым годом будет становиться все более нап­ряженным, жестким. Чувство обиды превратится в постоянное чувство неприязни и отчуждения, в само­стоятельное, хронически устойчи­вое отношение одного человека к другому. Осознать, понять при­чины такого чувства будет еще труднее, невероятно трудно.
а выйти из сформированного многи­ми годами ритма отношений и обре­сти прежнее, не предвзятое обще­ние с близким человеком, с сы­ном,- еще сложнее.
Значит, надо перестраиваться сейчас, пока не поздно. Увы, для меня осознание, что мною владеет чувство обиды, мало что изменило. Справиться со своей обидчивостью я не мог. Надо было еще понять причину, порождающую саму обиду. Это произошло неожиданно и слу­чайно.
Как-то, возвращаясь домой, я встретил во дворе соседа. Мы разговорились. Он спросил, как сын. Я ответил, что так, нор­мально...
- Вы его наказываете?
- К сожалению... С кем этого не бывает?,.
- Будьте помягче. Валентина Ивановна, знаете, старушка из второго подъезда, говорила с ним. Он немного рассказал ей про свои беды...
Жаловался! Меня словно обожгло. Соседи знают! Стыд - пронзитель­ное чувство - ворвался в сердце, Я произнес несколько оправдатель­ных фраз и попрощался с соседом. Пока шел несколько минут до двери своей квартиры, пережил не одну бурю гневного возмущения поступ­ком сына. Вот я сейчас ему!
Дома никого не было... В тече­ние часа во мне буйствовали эмо­ции, воплощавшиеся в соответст­вующие слова. Я готовился к раз­говору с сыном. И вдруг остановил сам себя. Что я делаю! Мысленно - пусть пока мысленно, но уже выме­щаю на сыне обиду за чувство сты­да, пережитого мною. Собственно говоря, предался мести. В чем же дело? Вспомнились фразы, сказан­ные сыну в разное время: «Какими глазами я буду смотреть на лю­дей?», «Надень что-нибудь попри­личней - не один ведь идешь, с нами...» Еще вспоминал. Вызыва­ют в школу - значит, нужно вы­брать время, когда в коридорах не будет детей, не будет десятков испытующих глаз. Товарищу по работе пришло строгое письмо из школы - хорошо, что не мне... А вот теперь он кому-то пробол­тался о наших неурядицах...
Выходит, я прежде всего хочу, чтобы мой престиж не был поколеб­лен из-за каких-то проступков сы­на. И если из-за него обо мне по­ка не говорят плохо, значит, все в порядке. А уж если заговори­ли... Получается, мною руководят эмоции собственного престижа? А как у других родителей? Оказа­лось, довольно часто - примерно так же. Мама гордится дочерью, а на мой вопрос, что больше всего из школьных предметов девочка лю­бит, не может дать определенного ответа.
- Что же вас радует - содержа­ние успеха дочери или сам успех?
И мама теряется, молчит.
- Часто ли вы разговариваете с дочерью о ее делах?
- Редко...
- Что же тогда вас заботит: становление личности, о котором вы не знаете, или признание успе­хов дочери людьми, которое она, а благодаря ей и вы получаете?
Мама молчит и, понимая, в чем дело, тяжело вздыхает.
Другая девочка мечтает о педа­гогическом институте, а мама против.
- А что девочка думает сама? Не обязательно же она должна же­лать того же, что и вы. А если она пойдет на фабрику ткачихой?
Мама меняется в лице:
- Вы что, шутите? Я не позволю! Я ее тогда в дом не пущу!..
- Я тебе покажу, как меня позо­рить!- кричала другая мама, та­ская сына за ухо...
И стал понимать я, что многие мои претензии к сыну суть разные формы одного и того же - моего внутреннего требования не позо­рить меня перед людьми. Пусть у тебя будет, как у людей! И я очень хорошо знал, как бывает, как должно быть «как у людей». Поэтому, в сущности, был занят од­ним - сопоставлением поведения сына с этим необходимым и наилуч­шим, как мне казалось, поведени­ем. Всякое отклонение вызывало во мне недовольство. Энергия это­го недовольства и была той силой, что прорывалась в эмоциональных реакциях и заставляла сына подчиняться. И чем большей была разни­ца между желаемыми мною поступками и реальным поведением сына, тем острее было недовольство и сильнее прорывались эмоции.
Однако понять свои ошибки - это лишь начало пути. Дальше надо бы­ло прежде всего делать себя дру­гим. Не сразу я понял, что в та­ком становлении, как и во всякой иной работе, может быть своя си­стема. И тогда установил один день недели, день полной свободы от назиданий, упреков, давления, раздражения. Удержаться в этот день первое время мне помогала всем известная мысль: все, что ни делается, к лучшему. Даже разбитая чашка, даже позднее воз­вращение сына, даже три двойки сразу...
Оказалось, на неделе у нас по­явился особый день - день радости, день прощения любого поступка, день дружеского общения. В этот день сыну было особенно хорошо и свободно со мной. А что может быть большим счастьем для ребен­ка, чем быть со взрослым и чувство­вать себя свободным! Быть вне контроля, быть самим собой! И в школе я замечал, что, находясь в этом ощущении счастья, внутрен­ней свободы, дети особенно глубо­ко впитывают все, что дает им взрослый. Склонный к раздражению, к досаде, имеющий любимчиков и нелюбимчиков учитель, сам того не осознавая, формирует в детях жесткое отношение друг к другу. Драчливость, враждующие группи­ровки в классе, недоверие и нена­дежность становятся закономерным результатом такого стиля работы учителя. И наоборот, учительское радушие, общение без крика и раз­дражения, душевное расположение приводят в конечном итоге к здо­ровой дружной атмосфере в классе.
Такая же зависимость существует и в семье. Здесь очень важно со­стояние души взрослого и его же­лание жить одной жизнью с ребен­ком. Последнее и есть чувство от­ветственности за него. Там, где оба родителя обладают этими каче­ствами, у них растут удивительные дети. Они могут общаться с любым человеком доверительно и открыто, спокойно и с достоинством, потому что так заведено у них дома.
День, свободный от назиданий, упреков и бесконечных требований, становится и для самого взрослого особым днем, когда действительно и подчас впервые происходит по­стижение им сокровенного смысла человеческого общения. В этот день и другие члены семьи начина­ют чувствовать себя свободно. Но это не значит, что этот день пу­стой, бездельный. Родительская требовательность заранее опреде­ляет, какие действия должны быть выполнены сыном или дочерью. За­править постель, убрать за собой посуду. Сесть в четыре часа за уроки. Вовремя вернуться с про­гулки, сходить в магазин.
Это - день строгий прежде всего для родителей. Ни одного движения раздражения, досады, озлобления, неприязни не должно возникнуть. Любая негативная эмоция должна быть снята в первые же мгновения ее появления. В этот день при­сутствует только спокойное, ясное сознание. Сознание необходимости быть аккуратным, правдивым, чис­тым, деятельным - и для сына или дочери, и для самих взрослых. Это и есть основа подлинной требова­тельности. А если что-то не полу­чается, взрослый без лишних слов и без единой негативной эмоции приходит ребенку на помощь.
«Одеяло я сложил, а дальше сам... Кастрюлю я почистил, а остальное ты сам... Принцип ре­шения задачи мы с тобой установи­ли, теперь действуй сам». И т. д.
Может так оказаться, что первые дни помощь взрослого будет нужна во всем и в значительных объемах. Но со временем останется главное: «сам». И не будет у взрослого до­сады: «Почему я опять должен тебе помогать? Когда, наконец, ты сам начнешь делать?» Внутренним сти­мулом для взрослого будет дру­гое - вера в ребенка, вера в его возможности. Это центральный мо­мент истинной требовательности - вера в другого человека. Ты мо­жешь, в тебе скрыты большие си­лы... Ты сделаешь...
И тогда ребенок потянется к взрослому, потому что увидит в его словах, в его поступках ве­ру в себя, другого. Он загорится желанием завтра же начать масте­рить, .рисовать, ходить в походы, помогать по дому, делать зарядку по утрам... Надолго ли этого по­рыва хватает? Подчас не надолго. Ребенок бросается в дело, но очень скоро обнаруживает, что здесь нужны усилия и ежедневная работа. Тогда и приходит ему на помощь спокойная требовательность взрослого. В отличие от бесконеч­ных единичных требований, хао­тично предъявляемых ребенку, она исходит из того, что уже содер­жится в детском сознании, содер­жится как стремление стать дру­гим. Помочь обрести устойчивость в этом стремлении - вот единст­венная задача, которая при этом выполняется взрослым. И тогда да­же строгость приветствуется деть­ми, потому что стремление взрос­лого и внутреннее стремление ре­бенка стать хорошим совпадают.
- Папа, можно мне погулять?
- А как же уроки? Мы ведь реши­ли четко выдерживать график. Как же можно считать себя сильным че­ловеком, если вчера решил, а се­годня нарушил?
- Я все понимаю, но в виде исключения только на час разреши! Ровно в пять сяду за уроки...
- Твердое ли это решение?
- Твердое.
- Что ж, пробуй себя...
Когда я учился в педагогическом институте, на одной из лекций услышал фразу: «Сокровенное та­инство педагогики». Слова эти врезались в память, но понять их существо мне как-то не удавалось. И вот... Мне вдруг показалось, что тайна этих слов начинает при­открываться. Как мысль, она очень проста, но в исполнении - я очень скоро убедился в этом - трудна: требовательность взрослого должна стать требовательностью, адресо­ванной прежде всего самому себе. И это меняет нравственный смысл и прежде всего - эмоциональный тон общения взрослого и ребенка.
- Как мог ты взять в школе этот моторчик? - кричу я на сына.- Украсть! То, что предназначено многим, теперь будет у тебя одно­го, и не стыдно? - Я весь в бла­городных и бурных эмоциях. А сын долго растерянно, с недоумением и болью смотрит на меня.
- Что ты так смотришь?
- Ничего,- отвечает он мрачно. А я, выдав «под занавес» еще один всплеск негодования и гнева, весь вечер озадаченно размышляю над этой ситуацией. И вдруг... Пластинки из оргстекла, принесен­ные мною с работы! Моток проволо­ки, копировальная бумага... Как же мне стыдно! Хочется подойти к сыну и доказать - чист я, это в прошлом было, но теперь, сейчас я чист. Но как подойти, что ска­зать? И как сильно чувство вины перед сыном за себя требователь­ного, а в своем поведении не со­ответствующего собственным же требованиям... Эта сила раскаяния сжигает всю самоуверенность. И как неприятно вспомнить про недавнюю бурно-эмоциональную сце­ну. Ведь эти эмоции нужно было адресовать прежде всего себе!
С этого времени и начинается настоящая сознательная работа взрослого над собой, над тем, что­бы его общение с ребенком очисти­лось от якобы необходимых сильных эмоций, обрело содержательную глубину. В каждом контакте взрос­лого с ребенком появляется особый смысл, спокойное и бережное, про­низанное тончайшими движениями радости понимание друг друга. Тогда взгляд, интонация могут сказать во много крат больше, чем обширные монологи и тем более - сильные эмоции. Тогда неправиль­ное действие ребенка нет нужды взрослому пресекать (да еще и с криком!), нужно лишь дать понять: ты делаешь не то... Что не то, ребенок поймет сам.
Думается, проблема воспитания во многом заключается в проблеме общения. Общения, в котором реальной воспитывающей силой ста­новятся такие свойства взрослого, как чистота собственных поступ­ков, искренняя открытость перед сыном или дочерью и спокойное, ува­жительное к ним отношение.







После этой статьи часто читают:

  • Укрощение капризного ребёнка
  • Агрессия к собственному ребенку
  • Трудно быть отцом
  • Азбука общения. Как слушать ребёнка.
  • Узнаем о важности почтения в сексе и отношениях
  • Да!!! Хочу!
  • Распоряжение временем


  • Просмотрено: 4852 раз

    Добавление комментария

    Имя:*
    E-Mail не обязательно:
    Введите код: *

    Поиск по сайту

    Карта сайта:
    1 ,2 ,3 ,4 ,5 ,6 ,7 ,
    8 ,9 ,10 ,11 ,12 ,13
    Пользователи  Статистика

    Архив новостей

    Май 2018 (3)
    Апрель 2018 (3)
    Январь 2017 (3)
    Март 2016 (4)
    Январь 2016 (6)
    Сентябрь 2015 (5)

    Правила

    Наши друзья

    Новости партнеров

    01Категории

    02Популярные статьи


    03Опрос на сайте

    Вам понравились наши статьи? Сделайте комментарий и проголосуйте, пожалуйста. Нам важно ваше мнение.

    Отлично, добавил в закладки
    Хорошо, статьи понравились
    Кое-что интересно, выборочно
    Скучные статьи
    Оставил комментарий
    Читать и писать неумею


    04Календарь

    «    Сентябрь 2018    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
    29
    30