Главная » Общество и Человек » «Плохой» ученик «несправедливый» учитель


«Плохой» ученик «несправедливый» учитель

Общество и Человек

Jans

7 декабря 2008

Напечатать

«Плохой» ученик «несправедливый» учитель
Ребёнок в начальных классах

Часто причиной трудностей в первые школьные годы может быть проти­воречие между притязаниями и ре­альными достижениями ребенка. Из-за этого возникает неправиль­ное отношение младшего школьника к отметкам, иногда перерастаю­щее в эффект неадекватности (на­помним нашим читателям, что аф­фект - сильное, бурно протекающее эмоциональное переживание).
Основой этих переживаний стано­вится неадекватная, неверная ре­акция ребенка на неуспех, прояв­ляющаяся в том, что, во-первых, неуспех не снижает его притязаний; во-вторых, ребенок абсолют­но не допускает мысли, что при­чины неуспеха могут крыться в нем самом, а всегда винит в своих не­удачах кого-либо другого или объ­ективные обстоятельства; и в-тре­тьих, у него возникает чувство обиды и уверенность в том, что к нему несправедливы. Под влия­нием этих переживаний у ребенка постепенно складываются отрица­тельные формы поведения и черты личности: повышенная обидчивость, упрямство, мнительность, агрессив­ность, эмоциональная неустойчи­вость, замкнутость.
Итак, все начинается с несовпа­дения притязаний и достижений ма­ленького школьника: хочет полу­чать пятерки, а преобладают чет­верки и тройки. Однако такое не­совпадение само по себе не всегда приводит к возникновению аффекта неадекватности. Следовательно, его образование связано с какими-то дополнительными условиями. В чем же они состоят?
Во многих психологических ис­следованиях было показано, что подлинная, устойчивая, не завися­щая от посторонних влияний само­оценка складывается у ребенка лишь в подростковом возрасте. В более же раннем возрасте эта оценка, как правило, возникает из «суммы» суждений окружающих ре­бенка взрослых. Условия нормального семейного воспитания обычно способствуют формированию у ребенка достаточ­но высокой самооценки. Всегда ли реальные возможности ребенка соответствуют такой самооценке? Видимо, далеко не всегда. Родители любят, щедро хвалят, одобряют своего ребенка, частенько бурно восхищаются им. А учитель оценивает не ребенка «вообще», а результаты его учебной работы. И в классе ребенок вдруг обнару­живает, что оценки учителя от­нюдь не совпадают с тем, к чему он привык дома. Вначале эти не­соответствия в значительной сте­пени смягчаются тем, что маленький школьник не вполне еще осоз­нает, за что ставят оценки, и го­тов радоваться любой отметке. Од­нако впоследствии (в значительной степени под влиянием «разъясне­ний» в семье) переживания успеха и неуспеха и другие особенности поведения у него связываются с пятибалльной шкалой фиксирован­ных оценок (пятерка-благополу­чие, тройка - радоваться нечего). А так как пятерки бывают не все­гда, школьнику приходится время от времени испытывать далеко не радостные переживания.
Этот неприятный опыт неудач и переживаний неуспеха приводит, как правило, к тому, что прежде высокая самооценка школьника на­чинает колебаться, а затем сни­жается. У ребенка появляется по­требность избежать этих пережива­ний или во всяком случае ослабить их. Избавиться от частых пережи­ваний неуспеха можно, снизив уровень своих притязаний и (или) повысив уровень достижений. Но возможен и еще один способ осла­бить такие переживания. Возможен здесь не значит «допустим», а всего лишь «так бывает». Любой школьный неуспех ребенок начина­ет расценивать как результат раз­личных неблагоприятных внешних, случайных обстоятельств, а не соб­ственного неумения, незнания. Такие объяснения ослабляют непри­ятные переживание, поэтому школь­ник легко принимает их и быстро усваивает. Причину любой неудачи теперь он толкует просто и легко: плохо, неряшливо написано упраж­нение - авторучка подвела; непра­вильно решена задача - условия непонятно составлены; плохо выу­чено стихотворение - оно слишком длинное и т. д. и т. п.
Часто сами родители и даже не­которые учителя, желая избавить ребенка от переживаний неуспеха, предлагают подобные объяснения, не задумываясь о том, что это может иметь весьма опасные послед­ствия! Ученик, несмотря на плохие отметки, продолжает счи­тать себя хорошим; неуспех не вызывает у него тревоги или ка­ких-либо побуждающих к более здравой самооценке переживаний.
Вместе с тем, когда ребенок получает хорошую отметку, никому не приходит в голову хвалить пе­ро, задачу или стихотворение - успех, даже случайный, обычно полностью приписывается самому ученику, его способностям, навы­кам, стараниям и умениям. Резуль­татом такого «преодоления» не­удач и неуспехов в учебной деятельности оказывается, как пра­вило, аффект неадекватности.
Вначале ребенок еще не обвиня­ет в неудачах учителя; его авто­ритет довольно долго продолжает оставаться не подлежащим сомне­нию. И на этом этапе ученик еще поддается воспитательно-педагоги­ческим воздействиям. Учитель еще может разъяснить ему подлинную причину его неудач и помочь.
Однако дело может обернуться и гораздо хуже. Если учитель не­достаточно внимателен к конкрет­ным успехам маленького школьника, если он не помогает ему каждый раз увидеть определенную причину его неудачи и ликвидировать ее, если педагог все надежды возлага­ет на фиксированные оценки (от­метки), возникает такая ситуация, когда ни сам преподава­тель, ни тем более родители не могут помочь ребенку выйти из тупика.
Все дело в том, что и тройка, и двойка сами по себе не сообща­ют маленькому школьнику и его ро­дителям, чего же именно он не уме­ет или делает неправильно. Отметки лишь констатируют: «посредствен­но», «плохо». А любая отрицатель­ная оценка, не имеющая точного адреса, не указывающая на конк­ретное неумение, незнание, отсутствие того или иного навыка выглядит для него в этих условиях (ведь ребенок хочет и старается хорошо учиться!) несправедливой и, естественно, переживается как незаслуженная, обидная. Ведь отсутствие умения учиться, как писал в этой связи В. А. Сухомлинский, это не вина, а беда многих младших школьников. Это должны учитывать и педагоги, и родители. И если это не учитывается, неприятные переживания маленького школьника усугубляют­ся.
Если учитель не анализирует вместе со школьником, что у него не получилось, а просто начинает упрекать его за неудовлетворитель­ную работу, то эти обвинения первоначально, пока влияние авто­ритета учителя еще очень сильно, преломляются в сознании ребенка, и он начинает обвинять в своих бедах случайные обстоятельства, учебный материал, ручку или учеб­ник. В крайнем случае ребенок мо­жет объяснить свои неуспехи неко­торыми собственными недостатками, ссылками на память («забыл»), внимание («просмотрел», «прослу­шал»), общее самочувствие («голо­ва болела») и т. п. Учитель такие объяснения, если они часто повто­ряются, не принимает, он, напро­тив, нередко приходит к выводу, что дело в серьезных недостатках личности ребенка («ленив», «глуп», «обманщик», «неспособ­ный» и т. п.). И чаще всего эти обвинения оказываются уже не просто неточными, неверными, не­адекватными, но и несправедливыми. Здесь, если можно так ска­зать, один аффект неадекватности встречается с другим: такие несправедливые обвинения в адрес ученика следует рассматривать, по-видимому, как один из симпто­мов аффекта неадекватности, воз­никающего уже у самого учителя. Этот аффект возникает тоже на основе конфликта уровня притяза­ний и уровня достижений уже са­мого учителя: когда у него отсутствуют истинные представления о причинах неудач его учеников и его собственных неуспехов, когда он все надежды возлагает на стимулирующее действие двоек и троек.
В подобных ситуациях и родители обычно не могут трезво и спокойно проанализировать истинные причины школьных неудач ребенка. Они на­чинают, в свою очередь, обвинять либо самого ребенка, либо его учителя. Обвинения, нелестные за­мечания в адрес учителя приводят к быстрому падению его авторитета в глазах школьника. Ребенок те­перь может, долго не раздумывая, тоже обвинять во всех своих неудачах и неуспехах «плохого», «злого» учителя.
Такой перекос во взаимоотноше­ниях ученика и учителя - самое плохое, что может случиться.
Когда учитель, по идее - наи­более эффективный и знающий по­мощник ребенка в преодолении учебных трудностей, утрачивает свой авторитет, школьник начина­ет воспринимать не только всякую отметку, но и любое замечание, наставление, указание, не соот­ветствующее его притязаниям, (вне зависимости от их обоснованности) как несправедливость, придирку, обиду. И ребенок замы­кается в себе, остается один на один со своими бедами: родители помочь ему не могут, а помощь учителя он отвергает.
Почему же неудачи не учат ма­ленького школьника «уму-разуму» и трезвой оценке собственных до­стижений? Здесь сказываются осо­бенности этого возраста и дейст­вие некоторых психологических механизмов.
Поскольку ученик воспринимает неудачи как результат случайных обстоятельств или как следствие «злонамеренных действий» других людей, он и не переживает их как личный неуспех. А если «я тут ни при чем», то нет и поводов ни для снижения уровня притязаний, ни для мобилизации усилий, необхо­димых для повышения уровня достижений. А вот любой удачный результат деятельности восприни­мается именно как личный успех, как результат своих усилий, уме­ний, знаний, пусть даже это все­го лишь случайный удачный ответ на уроке, или ответ по подсказ­ке, или списанная у товарища ра­бота.
Таким образом, отрицательные переживания, вызванные неуспехом, устраняются, а положительные пе­реживания, вызванные Даже и слу­чайными удачами, выдвигаются на первый план. И хотя объективно радоваться нечему, собой ребенок доволен -вот только обстоятель­ства или учитель ему мешают. Об­разуются своего рода «розовые оч­ки», сквозь которые ребенок бла­гополучно взирает на свои школь­ные дела.
Как ни странно, аналогичные психологические механизмы сказы­ваются и на деятельности учителя, однако у него, напротив, на пер­вый план выдвигается коллекциони­рование неуспехов ученика, что дает, на его взгляд, все новые и новые подтверждения справедли­вости уже сложившегося педагоги­ческого «штампа»: «Сидоров иногда старается, конечно, но я совершенно уверен, что он просто не способен учиться на «хо­рошо»... Так образуются своего рода «черные очки» аффективного учителя.
Подобная ситуация приводит еще к целому ряду тягостных послед­ствий.
В семье тоже конфликт: между естественным желание родителей видеть в своем ребенке хорошего ученика и реальными его успехами. Родители очень часто не могут найти действенных мер и средств преодоления этого противоречия. Они не знают, почему ребенок пло­хо учится, в чем именно его неус­пехи, и не представляют, как по­мочь ему поправить дело. Взрос­лые начинают обвинять то ребенка, то учителя. Довольно часто они пытаются поправить дело с помощью поощрений и наказаний и т. д. Од­нако каждая из этих, на первый взгляд, прямо противоположных воспитательных тактик ведет к то­му, что противоречия, мучающие и ребенка и взрослых, не преодо­леваются, а усугубляются. В луч­шем случае это приводит к маски­ровке конфликта. Однако тактика такого рода не способствует ни умственному развитию ребенка, ни преодолению пробелов в его знани­ях, ни критическому осмыслению им своих реальных возможностей. Истинные же причины конфликтов, бурных переживаний остаются не-устраненными.
Конфликтные взаимоотношения учителя и ученика обычно отража­ются и на отношениях этого учени­ка с одноклассниками. Сама по се­бе невысокая успеваемость ребен­ка, если учитель не высказывает свое подчеркнутое к этому отноше­ние, может и не ухудшить его по­ложения в классе. Но если в ад­рес того или иного ученика по­стоянно летят обвинения типа «глуп», «ленив», «неспособен», то в итоге это безоговорочно при­нимается; ведь в начальных клас­сах авторитет учителя для большин­ства ребят является непререкаемым, значит, и для одноклассников этот ученик становится «глуп», «ленив», «неспособен». Заметно ухудшаются отношения такого ученика со свер­стниками; им в классе пренебрега­ют, а иногда он попадает в полную изоляцию.
В итоге одновременно ухудша­ются взаимоотношения ребенка с учителем, родителями и одно­классниками. Это деформирует всю личность ребенка. Аффект неадек­ватности, этот вполне закономер­ный результат неправильной педа­гогической практики (то есть пе­реплетения деятельности учителя и ученика), неизбежно захватыва­ет не только ученика, но и учи­теля. И для того чтобы школьник мог выправиться, необходимо не только изменение его внутренней позиции, по отношению к себе, сво­им притязаниям и возможностям - необходимо и изменение позиции учителя.
А родители - как быть им? Пре­жде всего знать, что возможно такое стечение обстоятельств. И при явных симптомах этого не помешает квалифицированная педа­гогическая консультация, которую можно получить у руководства шко­лы, учителей-методистов.

А. Орлов







После этой статьи часто читают:

  • Ребенок бунтует в школе - значит дома ему не хватает свободы
  • Школьные неудачи глазами психолога
  • Чем помочь своим стеснительным детям?
  • Счастлив тот, кто отдает
  • Урок не впрок
  • Помочь ребенку
  • Плохие привычки хороших детей


  • Просмотрено: 10380 раз

    Добавил: Татьяна | ICQ: -- (7 января 2011 17:05) | | #1

    Большое спасибо! Ваша статья мне очень помогла при подготовке к педсовету.

    Добавление комментария

    Имя:*
    E-Mail не обязательно:
    Введите код: *

    Поиск по сайту

    Карта сайта:
    1 ,2 ,3 ,4 ,5 ,6 ,7 ,
    8 ,9 ,10 ,11 ,12 ,13
    Пользователи  Статистика

    Архив новостей

    Май 2018 (3)
    Апрель 2018 (3)
    Январь 2017 (3)
    Март 2016 (4)
    Январь 2016 (6)
    Сентябрь 2015 (5)

    Правила

    Наши друзья

    Новости партнеров

    01Категории

    02Популярные статьи


    03Опрос на сайте

    Вам понравились наши статьи? Сделайте комментарий и проголосуйте, пожалуйста. Нам важно ваше мнение.

    Отлично, добавил в закладки
    Хорошо, статьи понравились
    Кое-что интересно, выборочно
    Скучные статьи
    Оставил комментарий
    Читать и писать неумею


    04Календарь

    «    Декабрь 2018    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
    29
    30
    31