Главная » Семейные Отношения » Школьные неудачи глазами психолога


Школьные неудачи глазами психолога

Семейные Отношения

Jans

8 декабря 2008

Напечатать

Школьные неудачи глазами психолога
Поможем учиться успешно

Родители очень взволнованы и оза­бочены школьными неудачами детей. Всех одинаково сильно тревожит положение детей, кото­рые не знают, что такое счастливые годы учения. Родители отмечают: по­ложение отстающего ученика со всеми вытекающими отсюда последствиями в виде укоров, проработок, вызывает от­рицательное отношение ребенка к учению, к школе. Действительно, можно согласиться с утверждением: «...вместе с неуспеваемостью он приобретает нехорошие качества». Учение — для детей дело нелегкое. Некоторые оступаются, теряют темп, от­стают. Как помочь таким ученикам! Как пробудить в ребенке желание прео­долевать трудности? Какие есть для это­го возможности у родителей? От каких промахов их нужно предостеречь? Об этом идет речь в этой статье.
Вопросы столь серьезны и важны, что обсуждение их не может быть ис­черпано одной публикацией, возможно, у кого-то уже есть удачный опыт прео­доления учебных трудностей. Мы при­глашаем всех заинтересованных принять участие в разговоре.
Хроническую неуспеваемость любой степени тяжести лучше всего лечить так же, как и хронические болезни: устра­няя их причину. А причины неуспе­ваемости бывают самые разнообразные: обширные пробелы в знаниях, возник­шие, как это было с Сашей, из-за долгих пропусков занятий, или исход­ная неготовность к школьному обу­чению, или ослабленность, быстрая утомляемость ребенка, или индивиду­альные особенности внимания, памяти, мышления, речи, воображения, харак­тера, эмоционального склада ребенка, не способствующие легкому и успеш­ному усвоению учебного материала.
Каждый отстающий в учении ребе­нок «болеет» неуспеваемостью на свой лад, но «болеют» практически все: случаи защищенности от любых школь­ных трудностей так же редки, как случаи абсолютного здоровья. Сплош­ные двойки по многим предметам тоже относительно редки. Но вечные сла­бенькие тройки не менее распростране­ны и не менее опасны, чем постоян­ные ангины.
Итак, говоря о неуспеваемости, мы будем иметь в виду те случаи, когда ребенок не занимается в полную силу и не дотягивает не только до требова­ний государственной программы, но и до самого себя, до своих возможностей.
Мы все знаем, куда обратиться с той или иной телесной болью: зубы ле­чат в одном кабинете, уши — в другом. А кто излечит от ошибок, от грязи в тетрадях, от многочасовых изматы­вающих сидений за домашними за­даниями? Кто научит быстро запоми­нать стихи и отучит забывать то дневник, то тетрадь? Мелочи? Такие мелочи не менее тревожны для родителей, чем заноза в детском пальце или боль­ной зуб. Редкие родители владеют учеб­ным «обезболиванием». Более того, не­мало тех, кто не понимает опасности небрежного обращения со школьными отметками. Иначе бы не раздавалось так часто: «Опять двойка, позорище мое! Ну как я буду смотреть в глаза соседям?! Что я скажу на работе?!»
Не о бесчестье, а о несчастье ва­шего ребенка идет речь: ему трудно, он сам очень мучится.

Школьные неуспехи это очень больно!
Все формы неуспеваемости излечимы. Однако устранение причины неуспевае­мости, то есть радикальное исцеление, почти всегда протекает долго и небез­болезненно. А пока маленький человек силится справиться со своей бедой, но еще не совладал с ней (например, уси­ленно работает в логопедической груп­пе, но еще не преодолел дефект речи и «не тянет» по чтению и письму), он остается — в глазах учителей, одноклассников, даже родителей — слабым, плохим, отстающим, последним на лестнице учебной успеваемости.
А за школьной оценкой стоит не только количество ошибок в контроль­ной работе и даже не только личное отношение учительницы или эмоции ро­дителей, также довольно часто измеря­емые, к сожалению, пятибалльной шка­лой, но гораздо более значимая для школьника общественная оценка его личности, труда и жизненных перспек­тив. В глазах старшеклассников поло­жение неуспевающего близко к положению неудачника в жизни. Для ма­ленького школьника плохой ученик — это почти то же самое, что плохой человек: «Я с ним не дружу, он двоеч­ник!». И надо обладать особым муже­ством, чтобы, принадлежа к малопо­чтенной «касте неуспевающих», не сда­ваться, сохранить веру в себя, на­дежду на успех — все, что необхо­димо для борьбы с собственной сла­бостью.
В сущности это — отчаянная си­туация, и непонятно, как же все-таки выдерживают эти отстающие. Как удает­ся им сохранить чувство собственного достоинства среди постоянных напоми­наний о слабостях и недостатках, в постоянном сравнении с теми, кто лучше решает задачи, быстрее читает и только на этом основании считается вообще более достойным человеком?
Однако не все слабые ученики махну­ли рукой на учебу и предались весе­лой жизни улицы, не все прикрывают маской цинизма и безразличия свое израненное самолюбие, не все уходят в ложь, безволие, отчаяние. Многие еще продолжают сражаться с собст­венным незнанием, неумением, неспо­собностью. Конечно, не в одиночку. Конечно, бок о бок с учителями и родителями. И все же — наедине со своей болью, ибо наши обычные ме­тоды борьбы с неуспеваемостью по­добны лечению без обезболивания.
Как сделать для ребенка менее бо­лезненным избавление от неуспевае­мости? Если обычная педагогическая терапия неуспеваемости стремится к ликвидации незнания, к учебному успе­ху, то при этом необходима и психо­терапия неуспеваемости, направленная на преодоление эмоциональной травмы, на обезболивание неудач, на изменение отношения ребенка к создавшейся в школе ситуации, к своим возможностям и перспективам. Но прежде чем говорить о приемах обезболивания школьных неудач, задумаемся о причи­нах школьных страданий детей, получаю­щих не самые лучшие отметки. Ясно, что ребенок переживает свои неуспе­хи совсем не так, как его родители. Он не ужасается своей невниматель­ности или бедной речи. Откуда ему знать, какими должны быть речь и внимание. Его мучит другое.

Обманутые ожидания — источник боли
Для взрослых отличные школьные успе­хи детей, учение без неуспеваемости — это мечта, а для ребенка, только что севшего за парту, — естественность, норма школьной жизни. Он ждет и уве­рен, что получит пятерку. «Хотите по­лучить сегодня отметки?» — спросила я у первоклассников в начале сен­тября. «Очень хотим! Нам еще не ста­вили!» — «У меня с собой много разных отметок. Выбирайте любую. Но по-че­стному: пятерки — только за отличные дела. Ты какую отметку сегодня зара­ботала?» — обращаюсь к самой румя­ной девочке. — «Пятерку». — «А за что?» — «Я сегодня очень старалась! И Славе пятерку, — показывает на со­седа, — он мне ручку дал, когда моя потерялась». — «И мне пятерку: я сама воротничок к форме пришила!» — «И мне пятерку: я интересную загадку могу загадать. Хотите?» — «И мне пятер­ку: у меня хомячок есть. А вы любите животных?...»
Ни один ребенок не приходит в шко­лу, чтобы быть двоечником. Запасы ста­рательности у всех ребят разные, но уве­ряю вас, что в первые дни учения каждый первоклашка выкладывает все свои (не его вина, если скудные) за­пасы прилежания и с готовностью, до­верчиво следует за учителем в любую область знаний, веря, что все будет отлично.
Все дети хоть за что-нибудь могут быть удостоены этой высшей школьной награды — пятерки. Но доброта, щед­рость, остроумие, любопытство, даже желание учиться не оцениваются по пятибалльной системе, а вот, скажем, красивый почерк — да. И этих восхи­тительных фантазеров, правдолюбцев, ласковых, усердных, желающих научить­ся всему на свете, мы изо дня в день критикуем за кривые буквы, за то, что «считает ворон» на уроке, за бес­порядок в ранце, за потерянные кеды... Критикуем, забывая, как рано может замкнуться порочный круг неуспехов и неполадок: двойка (тройка, четверка — все, что обманывает ожидания перво­классников, всегда рассчитывающих на «отличную» школьную жизнь) неизбеж­но вызывает эмоциональное неблаго­получие.
Ни у кого из нас нет прибора для измерения того, сколько эмоциональ­ных ударов какой-то определенный ребенок выдержит, а на каком надло­мится его вера в себя, какой силы должно быть огорчение, чтобы ученик начал избегать занятий, грозящих новы­ми огорчениями. Мы не можем предуга­дать эмоциональный эффект отметки, но мы обязаны ясно понимать и все время помнить, что отметка — это не­безобидный инструмент воздействия на ребенка. И каждый взрослый должен в отношениях с детьми соблюдать правила техники оценочной безопасности

Не бей лежачего.
Двойка (а для кого-то и тройка, четверка) — достаточное на­казание для ребенка, и не стоит дважды наказывать за одни и те же ошибки. Оценку своих знаний ребенок уже по­лучил, дома от родителей он ждет спо­койной помощи (а как часто получает новые и уже несправедливые огорче­ния!).
«Опять двойка по письму. И мусор на помойку опять не вынес. И вещи рас­кидал. И портфель опять не сложил. И...» Успокойтесь! Знайте меру! Еще не­много, и ваш ребенок просто «от­ключится», перестанет реагировать на такие речи, станет нечувствителен к вашим оценкам. Конечно, это очень трудно, но по возможности постарайтесь выбрать из множества недостатков, недочетов, промахов вашего ребенка тот, который сейчас для вас особенно важен или непереносим, и говорить только о нем. Остальное либо будет преодолено позже, либо просто ока­жется несущественным, не достойным замечания.
Но с какого недостатка начать? В тетрадях — сплошь ошибки, в зна­ниях — одни дыры. Лучше всего задать этот вопрос учителю, посоветоваться с ним. Учитель не всегда поддержит разговор на тему, «за что поставлена тройка», но всегда ответит, с чего на­чинать домашние занятия по его пред­мету. И если вы, выбрав стратегию борьбы с ошибками, поставили перед своим «грамотеем» задачу научиться сначала грамотно списывать текст с учеб­ника, не корите его за ошибки в диктан­тах. Если вас беспокоит скорость чте­ния, не требуйте одновременно и выра­зительности, и пересказа, и сочинения. В психотерапии неуспеваемости, как и везде, справедлив принцип «за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь».
Некоторые педагоги и родители пред­лагают вообще отказаться от оценки ученических работ. Они считают, что надо только исправлять и разбирать ошибки, не высказывая при этом ни одобрения, ни порицания. Но надо ли специально доказывать, что похвалы де­тям необходимы, равно как и указа­ния на ошибки, недочеты, неточности. Вы, конечно, заметили, что «похвала» и «указание на ошибки» — это не ан­тонимы. Похвала адресована самому ре­бенку: «Молодец! Ты научился решать задачи в два действия!». Критикуют же не самого человека, а его работу: «Такие задачи надо решать не в одно действие, а в два». Иными словами, хвалить надо исполнителя, а критико-
вать — только исполнение. Хвалить надо персонально, а критиковать как можно более безразлично — вот один из основ­ных принципов психотерапии неуспевае­мости. Школьная оценка не учитыва­ет того, что ребенок стал чуть более знающим и умелым. В самом деле, и за десять, и за пять ошибок в диктанте ученик все равно получает двойку. Но дома родители могут показать ребенку его продвижение вперед, приободрить, внушить веру в свои силы.
Пятерки и двойки сравнивают всех и единственного в своем роде Петю Сидорова на общих основаниях, тогда как педагогическая наука рекомендует оценивать каждого ребенка по его соб­ственным достижениям. Но этому-то и мешает отметка: «Сидоров, ты сегодня гораздо лучше написал диктант: уже не 16 ошибок, а 8. Но тройку пока поста­вить не имею права». Вот тебе и «луч­ше», если в оценке не видна разница между плохой и вдвое (!) более грамот­ной работой.
Из этого примера вы уже сами вы­вели следующий принцип психотерапии неуспеваемости: ваша оценка должна сравнивать сегодняшние успехи ребенка с его вчерашними неуспехами, а не толь­ко с государственными нормами оце­нивания и тем более — не с успехами соседского Толика. Даже самый малый успех ребенка — это реальный успех, зримая победа над собой, и она должна быть замечена и оценена по заслугам. Вы ругаете сына-четвероклассника за некрасивый почерк. Но вы несправед­ливы, вы просто жестоки, если забыли, какой путь проделал ваш мальчик от ни на что не похожих букв-уродцев в первых тетрадях до нынешнего не иде­ального, но вполне разборчивого по­черка. Заметим попутно, что прежде его тетради пестрели ошибками, а те­перь письмо стало почти грамотным. Но это вы склонны принимать как нечто должное, само собой разумею­щееся и сосредоточиваетесь на труд­ностях и недостатках, еще не преодо­ленных. А жаль, что в ваших оценках нет гордости за сына: «Почерк, дружок, еще так себе. Но ошибок нет!!! Одну беду одолел. Давай подумаем, как под­ровнять буквы».
Помните, что ребенок (кстати, ваш любимый ребенок) не состоит сплошь из недостатков, слабостей и неуспехов! Достоинства у ребенка есть сейчас (а не возникнут благодаря системати­ческим занятиям), и это должно быть отражено в вашей оценке. Почему вы за­мечаете прежде всего теневые стороны детского поведения, недостатки, не­умения, незнания? Ведь ваши «не сде­лал», «не стараешься», «не учишь» по­рождают эхо: «не хочу», «не могу», «не надо мне этого!». Похвала, высокая оценка — это своеобразная точка опоры, без которой немыслимо перевернуть мир неуспеваемости. Не скупитесь на похвалу! Нет такого двоечника, которого не за что было бы похвалить. Выделите из потока неудач крошечный «островок» успеха, и у ребенка возникнет плацдарм, с которого можно вести наступление на незнание и неумение.
А чтобы найти «островок» успеха, не­возможно оценивать всю работу цели­ком: и внешний вид, и грамотность за­писи, и правильность подсчетов, и уме­ние решать задачи такого типа, Ход ре­шения правильный, но есть ошибка а де­лении — тройка. Ответ верный, но три орфографические ошибки в записи воп­росов к задаче — тройка. Все решено правильно, но сколько исправлений, мазни — тройка. Учитель не имеет права нарушать государственные нормы оценивания. Но мама, заглянув в тет­радь к сыну, может и должна увидеть и показать ему и то, с чем он спра­вился.
Вот вы рассматриваете тетрадь сына с диктантом и сердитесь: «По уши в ошибках. Не за что даже троечку на­тянуть». Вы невнимательны: ни одной ошибки на мягкий знак — уже отлич­но! Только одна ошибка в злосчастных окончаниях глаголов — хорошо! А с кор­нями пока беда. «Не унывай! Вон сколь­ко правил ты уже освоил. Остались кор­ни. За дело!»
Итак, отметку необходимо диффе­ренцировать. Скорость чтения еще невы­сокая, но сколько выразительности! А еще лучше — в обратном порядке. Вместо «Опять стихи недоучил!» сказать: «Выучил уже три строки! Осталось всего 13!» Вместо «Опять не знаешь правила пунктуации» — «Молодец! Четвертое предложение уже написал по правилу». И нет у ребенка ни ощущения полной неудачи, ни иллюзии полного успеха. Все справедливо, и возникает самая де­ловая мотивация учения: «Еще не знаю, но могу и хочу узнать».
Но как достичь этого «хочу»? В этом поможет еще один принцип психоте­рапии неуспеваемости: ставьте перед ре­бенком достижимые цели, и он их по­пытается достичь.
Типичная ошибка мамы шалуна: «Витюша, ты мне обещаешь хорошо себя вести, не драться?». Не искушайте сына невыполнимыми просьбами. Для начала возьмите с него слово, что он не поде­рется прямо сейчас, когда придет в шко­лу, до первого урока. (Тем самым вы как бы разрешаете ему подраться после уроков,) Если он сделал в диктанте де­сять ошибок, не берите с него обеща­ния следующий диктант написать без ошибок. Договоритесь с ним, что будет не более девяти ошибок, и радуйтесь вместе с ним, если цель будет до­стигнута.
Неважно, как именно вы будете оце­нивать работу ребенка, сообразуясь с принципами психотерапии неуспевае­мости: это может быть, к примеру, график ошибок, где красная линия по­казывает число пропущенных знаков препинания, а синяя — число орфогра­фических ошибок. И в день, когда ли­нии графика начнут опускаться, не грех испечь пирог и устроить семейный праздник в честь малой победы над неграмотностью.
Практикуя все предлагаемое здесь, следует помнить, что всякая психоте­рапия неуспеваемости — это лишь обезболивание, а не лечение основного недуга, и параллельно должна обязательно вестись кропотливая, долгая терапевтическая работа, направленная на ликвидацию причин неуспеваемости. Однако любая учебная работа будет не­достаточно эффективна без ободряющей, оптимистичной системы отноше­ний с ребенком.
Одной психотерапии неуспеваемости достаточно, чтобы избавить ребенка от тех школьных трудностей, которые обу­словлены прежде всего неверием в свои силы: «У меня не получается. Не стоит и пробовать» (часть за этим унынием стоит самолюбивое: «Я не буду первым!») или недоверием к школе, к учителю: «Там меня не любят, ко мне придираются». В этих случаях совершен­но необходимо (в остальных — желательно) учить ребенка самостоятельно оценивать свою работу, сделать его соучастником оценки. Умение себя оце­нивать является необходимым компо­нентом умения учиться — главного средства преодоления учебных труд­ностей. Самооценке надо учить, а для этого тоже подходят изложенные здесь принципы безболезненного оценивания.
Самооценка ребенка, воспитанного на этих принципах, поможет ему спокойнее (но не безразличнее) пережить долго еще тянущийся хвост нежелательных отметок. Если ученик сам может раз­личить в тройке, поставленной учите­лем, четыре за грамотность и два за почерк, если ребенка научили радовать­ся тому, что ( сегодня он решил на один пример больше, чем вчера (хотя снова получил двойку), если он умеет сам отличать отношение учительницы к не­му лично («Ты мой незаменимый по­мощник в классе!») от ее же рукой поставленных двоек; если он сам все это может, то он почти гарантирован от стыда и боли человека, не успевающего за своими друзьями.
Обучение самооценке начните с того, как дифференцировать оценку. Кстати, психологи свидетельствуют, что для ребенка совершенно естественно полу­чить за одну работу много разных от­меток, ведь он приложил много разных усилий: заставил себя сесть за стол, вспоминал, выводил буквы, не думал о футболе, размышлял о правилах... Но как оценить грамотность, если мама помогла найти шесть ошибок? «Мам, шесть ошибок — это очень много или не очень?» А умница мама предлагает простую арифметику: в тексте 21 без­ударная гласная (кстати, совместный их поиск — дополнительная орфографи­ческая тренировка), ты ошибся в шести, а 15 написал правильно. «Мам, так я не самый безграмотный?! Я уже что-то могу!?»
Ради этого «я могу» и стоит поста­раться освоить общедоступные принци­пы психотерапии неуспеваемости, прин­ципы действенной, врачующей любви, но любви именно к этому, сегодняш­нему ребенку, а не к тому, каким вы мечтаете его видеть («но он не стара­ется»). Он таким может стать, но еще не завтра. А сегодня ему очень трудно, и в ваших силах помочь ему не надор­ваться в борьбе с учебными трудностями.







После этой статьи часто читают:

  • «Плохой» ученик «несправедливый» учитель
  • Рамочка детская Teddy - Художник
  • Чем помочь своим стеснительным детям?
  • Азы грамотности
  • Заикание ребёнка - не помеха
  • Как быть со временем? Родителям первоклассников
  • Плохие привычки хороших детей


  • Просмотрено: 7705 раз

    Добавил: Катя | ICQ: -- (21 ноября 2009 19:23) | | #1

    Хорошая статья...

    Добавление комментария

    Имя:*
    E-Mail не обязательно:
    Введите слова или цифры, показанные на изображении: *

    Поиск по сайту

    Карта сайта:
    1 ,2 ,3 ,4 ,5 ,6 ,7 ,
    8 ,9 ,10 ,11 ,12 ,13
    Пользователи  Статистика

    Архив новостей

    Январь 2017 (3)
    Март 2016 (4)
    Январь 2016 (6)
    Сентябрь 2015 (5)
    Апрель 2015 (4)
    Март 2015 (5)

    Правила

    Наши друзья

    Новости партнеров

    01Категории

    02Популярные статьи


    03Опрос на сайте

    Вам понравились наши статьи? Сделайте комментарий и проголосуйте, пожалуйста. Нам важно ваше мнение.

    Отлично, добавил в закладки
    Хорошо, статьи понравились
    Кое-что интересно, выборочно
    Скучные статьи
    Оставил комментарий
    Читать и писать неумею


    04Календарь

    «    Декабрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
    29
    30
    31

    Частотный преобразователь управление лифтом. Частотный преобразователь управление лифтом схема .
    modul-c.ru