Главная » Общество и Человек » Смоленск - город-воин на Днепре


Смоленск - город-воин на Днепре

Общество и Человек

Jans

12 апреля 2009

Напечатать

Смоленск - город-воин на Днепре Птица гамаюн, согласно преданию, предупреждает об опасности. Изображенная на древнем гербе Смоленска, она сидит на стволе черной пушки и тревожно смотрит на запад. Не здесь ли причина на редкость суровой судьбы города, не раз восставшего из пепла?..
Смоленск старше Москвы почти на три­ста лет. Согласно свидетельству летописца, уже в IX веке город был «велик и мног людьми». Впрочем, зарождался город не­сколько западнее современного - там, где се­годня Гнездовский курганный могильник, а когда-то проходил волок с Ловати на Днепр, яв­лявшийся частью древнего торгового пути «из варяг в греки». Поначалу это был небольшой посёлок, ставший, тем не менее, центром населявших те края славянских племён кривичей. Первые поселяне выделяли смолу из окружаю­щих сосен и елей, смолили суда и назывались смолянами. Отсюда, видимо, и появилось название этого города. Общаясь с путешествующими по Днепру тор­говцами из Северной Европы, Прибалтики и Ви­зантии, перенимая лучшие достижения их стран, древние смоляне-кривичи стали со време­нем искусными ремесленниками и строителями, овладели секретами изготовления сверхпрочного кирпича и даже научились грамоте. Таким образом, для восточных славян город Смоленск ещё задолго до Петра I явился фактическим «окном в Европу». Но при этом смоляне не теряли и при сущей им славянской удали, а после походов против половцев снискали себе славу отважных и стойких воинов. «Дерзи и боеви», - сказано о них в летописях той поры...
Приобретённый боевой опыт потребовался уже вскоре, когда пришли на Русь полчища монголо-татарских орд. Шёл XIII век. Дружно­му отпору ханам некоторые русские князья предпочли вымаливанию у них ярлыков на княжение да вражду за ярлыки между собой. Не­многие смельчаки отважились повести свои дру­жины на смертное побоище с кочевниками к реке Калке. Но, увы, таковым оно оказалось не столько для ордынцев, сколько для неслажен­ных русичей. И лишь смоленские дружинники во главе с князем Владимиром Рюриковичем, не потеряв в этой битве присутствие духа, мужественно пробились сквозь ряды неприятеля.
Наказать непокорных смолян в 1238 году хан Батый пришёл к стенам города. Но ему не тут-то было... Предводительствуемые Меркурием горо­жане и дружинники, преградив ордынцам путь, встретили их вполне достойно. А погибшего в схватке Меркурия благодарные смоляне причислили к лику святых. Придя в третий раз, ордын­цы так и не осмелились брать город приступом.
Продвижение монголо-татар на запад не со­стоялось, и западные феодалы не познали «ази­атского лиха».
Но последние вместо благодарности смолянам очень скоро и сами вознамерились завладеть их городом, считая его не столько «окном в Европу», сколько «ключом к России». Уже с XII века потя­нулись к нему немецкие феодалы. Смоленские полки сумели отстоять свой город и не раз прихо­дили на помощь братьям-славянам соседних Ви­тебского, Полоцкого, Новгородского, Псковского княжеств, а также народам Прибалтики.
Монголо-татарское нашествие, немецко-швед­ская агрессия, да ещё чума, после которой в на­чале XV века, как свидетельствует летописец, в Смоленске оставалось лишь несколько десятков чудом спасшихся горожан... Можно ли при та­ких напастях выстоять против очередных зах­ватчиков? Оказывается, что можно. А потому, ког­да к стенам города пришли феодалы литовские, смоляне снова не устрашились, выдержали и длительные осады, и обстрел из грозных нови­нок того времени - пушек. Три года подряд ли­товцы, приходя к Смоленску, возвращались по­срамлёнными, и лишь на четвёртый год чья-то измена помогла им ворваться в город.
Сто десять лет находился Смоленск под влады­чеством Литовского княжества, в которое в то время входили и некоторые другие города рус­ских, а также белорусских и украинских земель. Это способствовало углублению культурных и экономических связей между ними, а в конеч­ном счёте помогло Литовскому княжеству совместно с польскими и чешскими отрядами остано­вить продвижение на восток вышедших из не­мецких уделов рыцарей Тевтонского ордена. Ре­шающую роль в их разгроме под Грюнвальдом в 1410 году сыграли опять же смоляне, стяжавшие себе славу воинов и героев. Но в эти же годы смо­ляне не раз поднимали восстания против произ­вола литовцев, насильного насаждения католи­ческой веры, которые жестоко подавлялись немедленно. Стремление смолян к воссоединению с Русским государством, с Москвой отвечало интересам по­литики, проводимой великим московским кня­зем Василием III, и было поддержано предпринятыми походами к Смоленску. Так, в 1514 году увенчавшийся успехом третий поход князя от­крыл новую страницу в истории Смоленска и России в целом: все русские земли воссоедини­лись в границах единого Русского государства...
Багровеющий над Смоленском закат всё более насыщал алым цветом выложенную из кирпича крепость. Глядя на её вросшие в землю неприступные стены и могучие башни, всё больше ук­репляешься в мысли, что крепость эта не просто древнейшее сооружение города, но и символ несокрушимости Смоленска, как и всей нашей русской земли...
Не сразу крепость стала таковой. К середине XVI века, когда город, согласно замечанию од­ного из иностранных послов, был «так же ве­лик, как Рим», возникла необходимость соответ­ственно укрепить его. Воздвигнутая при Иоанне Грозном стена была «очень высокая, но деревянная», и, как мы понимаем, не такая уж по тому времени неприступная. Кроме того, к концу XVI века, став по указу государя вместо транзитного торгового города конечным, Смоленск вызвал недовольство европейских соседей, а потому в преддверии грядущих конфликтов возникла необходимость в стенах каменных.
Возведение их началось уже при царе Федоре Иоанновиче. Это была организованная на государственном уровне, говоря современным языком, стройка века. Учитывалось всё: от заготовки и подвоза материалов до подбора мастеров и строительства новых кирпичных заводов. «А Град же Смоленск... делати его всеми городами Московского государства...» - читаем мы о том небывалом размахе работ. Фактическим руководителем строительства явился выдающийся русский зодчий Фёдор Савельевич Конь, биография которого, к сожалению, неизвестна. Будучи крупным военным специалистом, он при возведении стен использовал новейшие по тем временам системы оборонительных сооружений.
Слава о смоленской крепости быстро достигла Европы. И всё-таки очередные любители чужого нашлись и на этот раз. К стенам города явились поляки во главе со своим королём Сигизмундом III, которому большинство историков дают единственную, но меткую характеристику - захватчик.
Чтобы враг не смог прятаться за строениями посада, смоляне сожгли всё вокруг. Усиленные обстрелы и взрывы противника не всегда выдерживали даже мощные стены крепости. Но оставался непоколебимым дух её защитников, которые, несмотря на большие потери, голод и болезни, под огнём заделывали проломы и героически выдерживали натиск врага. Лишь спустя двадцать месяцев изнурительной осады шляхетским войскам удалось, взорвав стену, ворваться в город.
Смоленск пал. Но планы Сигизмунда были сорваны, и Московское государство успело собрать свои силы для наступления на интервентов. Но изгнать их из Смоленска, положив тем конец польскому господству, удалось только в 1654 году. А в мирные времена Смоленск строился. Одним из самых замечательных памятников архитектуры стал Успенский собор.
Глядя сегодня на это величественное сооружение, можно, конечно, спорить о том, насколько уместна его архитектура вместо традиционной, византийской, или о том, как вписываются в местный ландшафт введённые в декор барочные украшения. Но с одним согласится каждый - покрытое «волнами» деревьев, просматриваемое с любой точки города возвышение выбрано для собора как нельзя более удачно. Особенно осознаёшь это, взглянув на его устремлённые в чистое, голубое небо купола и вспомнив предысторию...
Строительство Успенского собора было задумано в память о жителях Смоленска, не пощадивших «живота своего» во время польского нашествия. Началось строительство в 1677 году, но в связи с неспокойными временами закончилось лишь в 1740 году. Ставшее традиционным для периодов затишья «латание» крепостных стен было оставлено. Но кто бы мог подумать, что так скоро именно эти потрескавшиеся от времени, побитые в боях строения вновь сослужат верную службу.
Шёл год 1812-й. Грозная армия Наполеона стремительно продвигалась к Смоленску. Туда же стремились и российские Первая и Вторая западные армии во главе с генералами М.Б. Барклаем-де-Толли и П.И. Багратионом. Всего сутки пути отделяли их от Смоленска, где планиро­валось соединиться в единый кулак. Напрасно старались французские солдаты взятием Смоленска преподнести своему императору подарок ко дню рождения. Противостоя многократно превосходящему численностью противнику, пятнадцатитысячный полк генерала Н.Н. Раев­ского умело использовал крепость и удержал город до подхода своих. Встретив такой отпор, Наполеон решил навязать здесь России гене­ральное сражение. На следующий день против 30-тысячного корпуса защитников Смоленска была брошена 180-тысячная французская ар­мия. В результате французы потеряли убитыми 20 тысяч солдат. Но и русской армии пришлось вместе со смолянами оставить город...
Привыкший к ликованию толп завоёванной Европы, французский император, вступив в Смоленск, услышал здесь таившую недоброе предзнаменование гробовую тишину безлюдно­го, полуразрушенного города. «Спектакль без зрителей, победа без плодов» - так охарактери­зовал это вступление императора французский историк Жомени.
Не просто, вспомнив военное прошлое города, переходить к его мирной жизни. То, что зани­мает на бумаге одну строчку, вмещает порой десятилетия, даже столетия созидательного и по-своему героического труда. Шли годы и деся­тилетия. В 1941 - 1944 годах минувшего столе­тия на долю Смоленска выпали новые суровые испытания, о которых слишком, к сожалению, хорошо знают наши прабабушки и прадедушки, да и мы наслышаны немало...
А сегодня, путешествуя по Смоленску и вспоминая трагические страницы его прошло­го, нельзя не склонить голову перед строгими памятниками защитникам города и героям войны 1812 года, нельзя не поймать на себе взгляды воплощённых в камне величественно­го фельдмаршала М.И. Кутузова, вдохновенно­го композитора М.И. Глинки, А. Твар­довского и его героя Василия Тёркина, нельзя не восхититься музеем С.Т. Конёнкова - не увидеть, в конце концов, как прекрасна мир­ная жизнь.
Сегодня город стал крупным промышленным центром, производит станки, мебель, автоагре­гаты... всего этого и невозможно перечислить. И всё же, бродя по смоленским улицам, глядя на его древние и современные памятники, понимаешь ещё одно, главное назначение этого города. Бдительная птица гамаюн призывает нас не расслабляться и укреплять стены своей «крепости», означающие уважение и любовь к своей Родине.
Анатолий Казаков







После этой статьи часто читают:

  • Самарканд
  • Столица Армении
  • Уфа
  • Девушка и супер байк
  • Татары
  • Недаром помнит вся Россия про День Бородина!
  • Кемер - самый популярный турецкий курорт


  • Просмотрено: 8761 раз

    Добавление комментария

    Имя:*
    E-Mail не обязательно:
    Введите слова или цифры, показанные на изображении: *

    Поиск по сайту

    Карта сайта:
    1 ,2 ,3 ,4 ,5 ,6 ,7 ,
    8 ,9 ,10 ,11 ,12 ,13
    Пользователи  Статистика

    Архив новостей

    Январь 2017 (3)
    Март 2016 (4)
    Январь 2016 (6)
    Сентябрь 2015 (5)
    Апрель 2015 (4)
    Март 2015 (5)

    Правила

    Наши друзья

    Новости партнеров

    01Категории

    02Популярные статьи


    03Опрос на сайте

    Вам понравились наши статьи? Сделайте комментарий и проголосуйте, пожалуйста. Нам важно ваше мнение.

    Отлично, добавил в закладки
    Хорошо, статьи понравились
    Кое-что интересно, выборочно
    Скучные статьи
    Оставил комментарий
    Читать и писать неумею


    04Календарь

    «    Ноябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
    29
    30