Главная » Игровая тематика » Прощание с игрушкой


Прощание с игрушкой

Игровая тематика

Riddle

5 января 2015

Напечатать

Прощание с игрушкой Наступает момент, когда ребенок расстается с игрушкой. Причина тому — взросление. Такая перемена делает прежние игры ненужными, достойными насмешки. Расставание с любимыми игрушками — это расставание с детством, и оно окрашивается в грустные тона. Переживающий это ребенок наделяется обычно авторами детских книг рефлектирующим сознанием взрослого человека. В русской классике такое прощание часто совпадаете отъездом и превращается в расставание с родным домом.

Впервые показал переживания ребенка, ощутившего взросление, Л. Толстой в повести «Детство». Старший брат Володя, приехавший домой на каникулы, с насмешкой отвергает предложения младших братьев и сестер принять участие в прежде любимых играх. Его скептические замечания разрушают «очарование игры», к великой печали его младшего брата Николеньки:



«Я сам знаю, что из палки не только что убить птицу, да и выстрелить никак нельзя. Это игра. Коли так рассуждать, то и на стульях ездить нельзя; а Володя, я думаю, сам помнит, как в долгие зимние вечера мы накрывали кресло платками, делали из него коляску, один садился кучером, другой лакеем, девочки в середину, три стула были тройка лошадей, и мы отправлялись в дорогу. И какие разные приключения случались в этой дороге! И как весело и скоро проходили зимние вечера!.. Если судить по-настоящему, то игры никакой не будет. А игры не будет, что же тогда остается?..».



Если ребенок и не уезжает в новую жизнь, прощание с детскими игрушками не лишается драматизма. Писатели рисуют чрезвычайные обстоятельства, в которых дети расстаются с любимыми игрушками. При этом детские души испытывают сильное нравственное потрясение -знак того, что детство остается позади. Писательница Т. Луговская вспоминает событие из своего дореволюционного детства, после которого она навсегда рассталась с игрушками. Больше всего девочка любила играть с Робинзоном — одетой в меховую шкуру куклой. Он был столь затаскан, что взрослые решили подарить девочке нового, точно такого же Робинзона. Но ожидаемой радости не было:
«Я положила обоих Робинзонов — старого и нового — рядом и начала изучать их. Ужасен был вид старой куклы. Плешив, облезен, грязен и жалок. Новый был чист, красив и высокомерен».
Но старый Робинзон был участником ее детских игр, его пеленали, купали, превращали в зверька, и все это он сносил терпеливо. Вот почему с раздражением и неприязнью приняла девочка новую игрушку:

«Нетерпимость и жестокость овладели мной. Спокойно, обстоятельно, с полным сознанием того, что я делаю, я взяла за байковую ногу нового Робинзона, примерилась, прицелилась... и ударила со всего размаха игрушку об угол кованого железом сундука, стоящего в детской... Без слез я бросила остатки подарка в угол. Осколки в мешочке жалобно звякнули. Старого Робинзона я поцеловала, посадила в кресло и ушла из детской не оглядываясь»


Прощание оказалось жестоким. В отличие от мемуаров детская литература избегает подобных жестокостей и рисует обычно расставание с детством в элегических тонах, с легкой печалью. И хотя случай, положенный в основу сюжета рассказа Д. Мамина-Сибиряка «История одного пильщика» (1913), тоже из «жестоких», повествование имеет совершенно иную тональность. Мальчик, герой рассказа, был особенно привязан к пильщику, игрушке, сделанной дворовым кучером из грубого куска дерева. Пильщик держал пилу и раскачивался, когда игрушку ставили на край стола. Мерные движения производили на мальчика сильное впечатление. Игрушка жила в детских руках недолго - пильщик быстро ломался, и кучеру приходилось мастерить нового. Но однажды любимая игра прервалась раз и навсегда: один из мальчишек безжалостно разломал игрушечного пильщика. Мальчик с кулаками бросился защищать свое сокровище, но обидчик лишь посмеялся над ним:

«У меня тоже были игрушки, а теперь я совсем большой! В игрушки играют только дети». Вместе с пильщиком ушла целая жизнь, и мальчик почувствовал, как наступила «гнетущая пустота, которую оставляет после себя потеря любимого человека».


Писатель с грустью пишет о том, что нету нас обычая прощания с детскими игрушками, существовавшего некогда у древних римлян (там невеста приносила свои игрушки в жертву богам).
Потерянный в реальной жизни, этот поэтический обряд прощания с игрушкой живет в литературе. В знаменитой сказке английского писателя А. Милна «Винни Пух и все-все-все» мальчик, уходящий в школу, прощается с плюшевым медвежонком. Он торжественно посвящает его в рыцари и называет «сэр Винни Пух де Медведь, вернейший из моих рыцарей». Повзрослевший Кристофер Робин просит своего «вернейшего из рыцарей» не забывать его. Так трогательно и нежно прощается литература с детством, символом которого стала игрушка.

Игрушка в детской литературе — это удивительный мир, прощание с которым, увы, неизбежно. Ностальгия по утраченному детству -традиционный мотив «взрослой» литературы XX века. Возвращение к прошлому изображается по-разному: взрослые то начинают играть в солдатики, то с увлечением мастерят игрушки, то вместе с детьми пускают кораблики. Нередко символом безоблачного детства выступает магазин игрушек. Там царят справедливость и любовь, которых так не хватает в окружающей жизни. В рассказе Д. Мамина-Сибиряка «Кукольный магазин» (1912) описан «счастливый мирок», созданный старым кукольным мастером и его внучкой на углу Гороховой улицы в Петербурге. Добрые люди открыли магазин и мастерскую игрушек, там «лечат» не только поломанные игрушки, но и поломанные детские души, даря несчастным детям надежду на лучшую долю. Даже смерть, угрожавшая старому мастеру, не решается переступить порог «детского рая». Магазин игрушек оказывается единственным островком счастья в холодном и неустроенном мире. Не о том ли пишет В. Ходасевич в стихотворении «Рай» (1913):

Вот, открыл я магазин игрушек:
Ленты, куклы, маски, мишура...
Я заморских плюшевых зверушек
Завожу в витрине с раннего утра.

И сутра толпятся у окошка
Старички, старушки, детвора...
Весело — и грустно мне немножко:
День за днем, сегодня — как вчера.

Заяц лапкой бьет по барабану,
Бойко пляшут мыши впятером.
Этот мир любить не перестану,
Хорошо мне в сумраке земном!

Хлопья снега вьются за витриной
В жгучем свете желтых фонарей...
Зимний вечер, длинный, длинный, длинный!
Милый отблеск вечности моей!

Ночь настанет — магазин закрою,
Сосчитаю деньги (я ведь не спешу!)
И, накрыв игрушки легкой кисеею,
Все огни спокойно погашу.

Долгий день припомнив, спать улягусь мирно,
В колпаке заветном, — ав последнем сне
Сквозь узорный полог, в высоте сапфирной
Ангел златокрылый пусть приснится мне.


-------------------
Марина Костюхина "Игрушка в детской литературе"







После этой статьи часто читают:

  • Игрушка на пересечении литературных эпох
  • От кареты до ракеты
  • Игрушки на алтаре дружбы
  • Игрушка в детской литературе
  • Игрушки в политической борьбе
  • Рождение Игрушки
  • Маленькому кораблю - большое плавание


  • Просмотрено: 913 раз

    Добавление комментария

    Имя:*
    E-Mail не обязательно:
    Введите слова или цифры, показанные на изображении: *

    Поиск по сайту

    Карта сайта:
    1 ,2 ,3 ,4 ,5 ,6 ,7 ,
    8 ,9 ,10 ,11 ,12 ,13
    Пользователи  Статистика

    Архив новостей

    Январь 2017 (3)
    Март 2016 (4)
    Январь 2016 (6)
    Сентябрь 2015 (5)
    Апрель 2015 (4)
    Март 2015 (5)

    Правила

    Наши друзья

    Новости партнеров

    01Категории

    02Популярные статьи


    03Опрос на сайте

    Вам понравились наши статьи? Сделайте комментарий и проголосуйте, пожалуйста. Нам важно ваше мнение.

    Отлично, добавил в закладки
    Хорошо, статьи понравились
    Кое-что интересно, выборочно
    Скучные статьи
    Оставил комментарий
    Читать и писать неумею


    04Календарь

    «    Декабрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
    29
    30
    31

    Интернет-магазин инверторов. Автомобильные инверторы
    12-220.akb-61.ru