Главная » Общество и Человек » Игрушка в детской литературе


Игрушка в детской литературе

Общество и Человек

Riddle

24 июня 2011

Напечатать

Игрушка в детской литературе Игрушка в детской литературе изображается не как бездушная вещь, а как нечто, имеющее свою, особую жизнь, будь то резиновый мячик, фарфоровая кукла или плюшевый мишка. Но есть круг произведений, в которых писатель сознательно отводит игрушке место среди обычных неодушевленных предметов. Более того, она выступает в роли неудачной подделки, заменяющей собою жизнь. Такая игрушка вызывает и у автора, и у героя его книги чувство неприятия и отторжения. В романтической литературе XIX века подобное отношение к игрушке было обусловлено мнением, что она тешит тщеславие знатных, но бездушных людей. Писатели противопоставляли дорогой безделушке естественную красоту живой жизни. В литературе XX века игрушка становится злом, когда навязывается ребенку взрослыми вопреки его истинным потребностям. К таким потребностям в первую очередь относится желание ребенка обзавестись животным, будь то щенок или котенок:

Надоели куклы все,
Поезд мой мудреный...
Будто белка в колесе.
Вертятся вагоны.
Пискнул птенчик заводной
Так противно —тонко...
Уберите все долой,
Дайте мне котенка!

М. Моравская. Хочу котенка,1917


Живому существу противостоят заводные игрушки, издающие противные железные звуки и совершающие механические движения. Такими бездушными предметами взрослые стремятся «забить» стремление ребенка заботиться о живом существе. Эта тема присутствует в детской литературе на протяжении всего XX века:


Не хочу идти во двор:
Там работает мотор.
Вот уже вторые сутки
В нем копается шофер.
Не хочу идти я в тир:
Там висит на стенке тигр.
Я стрелял в него раз двести,
Прострелял его до дыр.
Я хочу идти домой:
Там приволье и покой,
Там мяукает и плачет
Без меня котенок мой.

А. Кушнер. Почему я от всего отказался, 1975


Ничтожность игрушки по сравнению с ценностью всего живого становится особенно очевидной в ситуации драматической, когда жизнь человека оказывается под угрозой. В сказке Х.К. Андерсена «Соловей» противопоставляются игрушка и живая жизнь. Искусно сделанная заводная птичка, богато украшенная драгоценными камнями, не может спасти умирающего императора. Роскошная поделка воплощает тщеславные стремления человека к богатству, которые теряют всякий смысл перед лицом смерти. Зато живой соловей, вольно поющий в саду, своим пением возвращает императора к жизни. Нечто подобное происходит в рассказах русских писателей. Маленькая девочка чахнет на глазах у родителей, ей никто и ничто не может помочь (А. Куприн. «Слон», 1908). Мать предлагает дочери прежде любимые игры с куклами:

« — Хочешь, я посажу к тебе на постельку всех твоих кукол? Мы поставим креслица, столик и чайный прибор. Куклы будут пить чай и разговаривать о погоде и здоровье своих детей.
— Спасибо, мама... Мне не хочется... Мне скучно...» .


Обычная игра кажется больному ребенку скучной и неинтересной, у него нет сил и желания играть. Жизненная сила воплощается в образе живого слона, которого привели в дом по просьбе девочки. Необычный посетитель пробудил в ребенке интерес к прежним играм. Девочка знакомит слона со своими куклами, воображая себя мамой, а слону предлагает роль главы семьи.
Больные дети в современной литературе тоже бредят о любимых животных, видя спасение в них, а не в игрушках:

Мне грустно — я лежу больной,
Вот новый катер заводной.
А в деревне—лошади.
Папа мне купил тягач,
Кран игрушечный и мяч.
А в деревне—лошади.
Мне грустно — я лежу больной,
Вот вертолетик жестяной.
А в деревне—лошади.
А я в деревне летом был,
Я лошадь серую кормил,
Она сухарь жевала
И головой кивала.

И. Токмакова. Мне грустно, 1969


Литература подчеркивает: желание больного ребенка прикоснуться к живому существу продиктовано не его капризами, а пониманием ценности самой жизни. И в этом больные дети мудрее здоровых взрослых. Сточки зрения последних, дети совершают безумные поступки, отвергая ценные игрушки. Дениска совершил, как показалось маме, неравный обмен: променял новенький самосвал на крошечного светлячка (В. Драгунский. «Он живой и светится», 1961):

«
— Как ты решился отдать такую ценную вещь, как самосвал, за этого червячка?
- Я так долго ждал тебя, — сказал я, — и мне было так скучно, а этот светлячок, он оказался лучше любого самосвала на свете.
Мама пристально посмотрела на меня и спросила:
- А чем же, чем же именно он лучше? Я сказал:
- Да как же ты не понимаешь? Ведь он живой! И светится!..»


Таким образом, большой слон или маленький светлячок в равной степени способны защитить героя детской книги от болезни, тоски и одиночества.

-------------------
Марина Костюхина "Игрушка в детской литературе"







После этой статьи часто читают:

  • Игрушка на пересечении литературных эпох
  • Игрушки на алтаре дружбы
  • Прощание с игрушкой
  • Рождение Игрушки
  • От кареты до ракеты
  • Куклы-дочки и дочки-матери
  • Игрушки в политической борьбе


  • Просмотрено: 1031 раз

    Добавление комментария

    Имя:*
    E-Mail не обязательно:
    Введите слова или цифры, показанные на изображении: *

    Поиск по сайту

    Карта сайта:
    1 ,2 ,3 ,4 ,5 ,6 ,7 ,
    8 ,9 ,10 ,11 ,12 ,13
    Пользователи  Статистика

    Архив новостей

    Январь 2017 (3)
    Март 2016 (4)
    Январь 2016 (6)
    Сентябрь 2015 (5)
    Апрель 2015 (4)
    Март 2015 (5)

    Правила

    Наши друзья

    Новости партнеров

    01Категории

    02Популярные статьи


    03Опрос на сайте

    Вам понравились наши статьи? Сделайте комментарий и проголосуйте, пожалуйста. Нам важно ваше мнение.

    Отлично, добавил в закладки
    Хорошо, статьи понравились
    Кое-что интересно, выборочно
    Скучные статьи
    Оставил комментарий
    Читать и писать неумею


    04Календарь

    «    Декабрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
    29
    30
    31

    shop-parts.kz