Главная » Общество и Человек » Куклы-дочки и дочки-матери


Куклы-дочки и дочки-матери

Общество и Человек

Riddle

30 октября 2013

Напечатать

Детская игра в дочки-матери избалована взрослым вниманием. Этнографы видят в ней отголоски древних обрядов, связанных с продолжением рода, психологи — отражение врожденного материнского инстинкта, писатели — воплощение материнской любви.
Детская литература поэтизирует эту игру. Маленькие мамы, пеленающие своих кукол, повторяют слова и жесты любящих матерей. В старинной колыбельной песенке XVIII века девочка баюкает куклу, наставляя ее материнскими советами:

На дворе овечка спит,
Хорошохонько лежит.
Баю-баюшки-баю.
Не упрямится она,
Но послушна и смирна.
Баю-баюшки-баю.
Так и ты, душа моя,
Будь умна и хороша,
Баю-баюшки-баю.
Если хочешь, чтоб любя
Все лелеяли тебя.
Баю-баюшки-баю.

А.Шишков. Колыбельная песенка, которую поет Анюта, качая свою куклу, 1773


В роли любящей матери — дитя, в роли ребенка — кукла. Причем любая. От нее не требуется ангельской красоты и светских нарядов, характерных для фарфоровой куклы. Напротив, игрушечные дочки изображены подчеркнуто скромно: тряпичные куколки, деревянные болванчики, а позднее -резиновые пупсики. Этим авторы говорят: материнская любовь свободна от тщеславия и не нуждается в роскоши. По-домашнему звучат имена кукол-дочек: Катя или Маша — в отличие от фарфоровых Анетт или Марго. Игры в дочки-матери писатели XIX века противопоставляют играм с фарфоровыми куклами. Маленькой девочке подарили куклу, сделанную из грубого картона и выкрашенную масляной краской (А. Коваленская. «Андрюшка», 1885). Другие девочки получили в подарок нарядных фарфоровых кукол. Разницу между этими игрушками писательница подчеркивает сравнением из человеческой жизни:

«Странную представлял он фигуру рядом с разодетыми по-бальному барышнями, которые, казалось, с презрением сжимали свои и без того крошечные фарфоровые губки, тогда как он стоял во всей наготе, с протянутой рукой и жалким видом, как будто просил милостыню у богатых барышень».



Столь беспомощный вид игрушечного человечка пробудил у девочки желание сделать его своим «сыночком». Она окружила его материнской заботой, не расставаясь с игрушкой ни на минуту. Фарфоровые же куклы, не годившиеся для игры в дочки-матери, оказались заброшенными. И когда один из взрослых нечаянно сломал деревянного человечка, девочка тяжело заболела — настолько свыклась она со своей «материнской» ролью. К ней вернулась жизнерадостность только тогда, когда удалось починить игрушку.
Нужны драматические события, чтобы фарфоровая кукла могла избавиться от своих барских замашек и стать хорошей «дочкой» своей хозяйки. Такие поучительные истории любили рассказывать авторы книг для девочек во второй половине XIX века. Кукла Нелли, убежавшая от своей маленькой хозяйки, стала свидетельницей подвига птицы, бесстрашно защищавшей птенцов. Прежде Нелли была черствой и высокомерной и «смотрела на все одинаково равнодушно».

Только теперь «фарфоровая дочка» оценила материнскую заботу (П. Незванов. «Нелли черноглазая», 1883).
Неказистый вид «сынков» и «дочек» — типичная для детской литературы художественная деталь, помогающая подчеркнуть сущность материнской любви, бескорыстной и самоотверженной. Такой любовью окружает маленькая
мама свою тряпичную дочку:

Свернута из тряпки
Кукла у Параши.
Не отыщешь краше:
Руки - словно лапки,
Глазки - пара точек,
А лицо - комочек.
Кукла смотрит косо,
Взгляд ее уныл.
Кто-то вместо носа
Пуговку пришил.
Но Параша любит,
Нежит и голубит
И целует в щечку
Маленькую дочку.

М. Пожарова. Тряпичная кукла, 1924



В другом стихотворении М. Пожаровой, названном по известной пословице «Полюби меня черненьким, а беленьким меня всякий полюбит» (другое название — «Чернушка»), игра в дочки-матери открывает один из нравственных постулатов: любят не за внешность, а за добрую душу. Маленький игрушечный уродец, над которым потешаются все дети, молит о любви и сочувствии:


Люби меня, чернушку,
Ведь дело не в красе,
А беленьким, резвушка,
Меня полюбят все.



И девочка делает уродца своим «сынком».
Если маленькие мамы ведут себя как любящие родители, то игрушки похожи на непослушных детей — они прячутся, теряются, балуются и безобразничают. Это новое испытание для материнской любви: нужно быть терпеливой, уметь прощать детские проказы. Обаятельный образ такой мамы рождается в стихах Саши Черного. Его героини — вечно в хлопотах и заботах, волнениях и переживаниях, которые изображаются с комической серьезностью. Поэта привлекает материнство в его будничных проявлениях. В стихотворении «Про девочку, которая нашла своего мишку» (1916) описаны материнские треволнения: не в меру шаловливый медвежонок удрал от хозяйки и после долгих поисков был найден под комодом. В поэтическом рассказе девочки упреки сменяются ласковыми словами, полными всепрощающей любви.
Заботливая маленькая мама не чурается тяжелой работы: стирки, шитья, уборки. У Саши Черного поэзия материнской любви рождается из повседневного быта, но рассказывается о нем с непосредственностью ребенка, и быт сразу становится увлекательной игрой.

Катя-Катенька-Катюшка
Уложила спать игрушки:
Куклу безволосую,
Собачку безносую,
Лошадку безногую
И коровку безрогую —
Всех в комок,
В старый мамин чулок
С дыркой,
Чтоб можно было дышать.
«Извольте спать!
А я займусь стиркой...»
Ай, сколько пены!
Забрызганы стены,
Тазик пищит,
Вода болтается,
Катюша пыхтит,
Табурет качается...
Красные лапки
Полощут тряпки,
Над водою мыльной
Выжимают сильно-пресильно —
И в воду снова!
Готово!

Про Катюшу, 1921



Куклы-дочки и дочки-матери

Трудовые заботы маленькой мамы (0. Гурьян. «Мама, я и кукла». М., 1941, худ. А. Осетрова).


О том, что материнская любовь должна быть деятельной, настоятельно напоминали еще авторы детских книг XIX века. Они противопоставляли хорошую и плохую маму. У «хорошей мамы» куклы всегда в порядке: она шьет для них платья, прибирает в игрушечном домике. У «плохой мамы» куклы валяются грязными и нечесаными. Писательский приговор суров: в будущем из таких «мам» ничего хорошего не получится.
Так непременной принадлежностью игры в дочки-матери становится «хозяйственная» деятельность: девочки подражают взрослым (чаще матерям). Естественно, что род таких хозяйственных занятий изображается и оценивается писателями в зависимости оттого, к какому социальному кругу принадлежат играющие дети. То, что служит предметом игры для девочки-дворянки, - обыкновенная будничная работа для девочки-крестьянки.

Иногда писатели сводят их вместе. Так произошло в рассказе Н. Манасеиной «У чужих» (1914). Девочка из деревни играет в господском доме с хозяйской дочерью в куклы. Пока барышня накрывает игрушечный стол, маленькая крестьянка деловито ставит кукольный самовар — совсем как настоящий, раздувая угли. Игру прекратила разъяренная бонна, возмущенная тем, что детская игра стала слишком похожа на реальную жизнь.
Эта тема не забыта детской литературой и впоследствии. В книге воспоминаний В. Инбер о своем дореволюционном детстве («Как я была маленькая», 1954) играют девочки из разных социальных слоев. Каждая вносит в традиционный сюжет игры в дочки-матери свой опыт. Дочка докторши берется сделать всем куклам прививку от оспы:

«Из клея и воды мы приготовили раствор для прививки, засучили каждой кукле рукав, даже Золушке, хотя она и была в бальном платье, и привили всем оспу булавкой».


Совсем иной становилась игра, когда появлялась дочка горничной: стряпали обед, топили баню, ходили на речку полоскать белье. Скамеечка для ног стала Буренкой, которую водили на веревочке пастись на зеленый коврик.
В советской детской литературе главным достоинством матери делается трудовая занятость. Не только в повестях и рассказах, но и в воспоминаниях говорится не без умиления о том, как истово выполняют маленькие мамы свои трудовые обязанности. Л. Пантелеев в книге «Наша Маша» (1960) пишет о своей трехлетней дочке, которая уже в столь раннем возрасте выглядит настоящей хозяйкой: толстую книгу она превратила в плиту, на которую поставила «керогаз» — половинку матрешки.
«Я спросил: — Не погас? И ты, не отвечая, деловито поколдовала пальчиками, "подвернула фитиль" — тем движением, которое много раз наблюдала на кухне - у мамы и бабушки».
Конечно, «мамы разные нужны, мамы всякие важны», но те, которые трудятся, важнее прочих. Советская детская литература воспевала матерей-тружениц:

Наши мамы
работают с нами
в нашей
стране
побед.
Каждой, каждой
Трудящейся маме
Наш октябрятский
Привет!

Н. Саконская. Мамин мост, 1933


В играющей девочке писатели с полной серьезностью изображали будущую «трудящуюся маму», избегая даже намека на юмор или шутку. Такая девочка, играя с куклой, не столько ласкает и балует ее, сколько шьет, метет и стирает. Создается впечатление, что механика хозяйственных дел — это и есть материнская любовь, а рифмованный отчет о проделанной работе — это и есть поэзия:

Ты скачи, скачи, лягушка!
Убегай с дороги, кот!
Уходите прочь, игрушки,
— Кукла Таня пол метет.


Куклы-дочки и дочки-матери


Трудовыми навыками в советской детской литературе обладает не только хозяйка куклы, но и ее питомица. Кукла в книге «Катина кукла» (текст А. Введенского, фотографии Г. Грачева. М.;Л.: Изд. дет. лит., 1936)— хорошая хозяйка, ей не до зверюшек и не до игрушек:

Фартук и косынка стали непременными атрибутами советской куклы.

Куклы спят, шуметь не буду,
Я им вымою посуду.
Уберу ее в буфет,
Приготовлю всем обед.
Все почищу, все помою,
Настежь форточку открою.
Платья с полу подберу,
Подмету и пыль сотру

М. Клокова. У кукол в доме, 1940



Куклы-дочки и дочки-матери

Игра в дочки-матери не лишена идеологического звучания — девочка вместе с куклой занимается спортом, готовясь к «труду и обороне». В детской книге широко пропагандировались образцы советской культуры быта и здорового образа жизни. Об утилитарном использовании детской игры свидетельствует и то, что книга была издана в Наркомздраве. (0. Гурьян. «Мама, я и кукла». М., 1941, худ. А. Осетрова).

Баловство и ласки не в чести, и детские писатели, продолжая учительные традиции литературы, всячески оберегают от неразумной любви. Перекидывается мостик к детским книгам эпохи Просвещения, где не раз показывались плоды такой любви. Дети госпожи Чадолюбовой бледны и нездоровы — это результат баловства и изнеженности, которыми их окружила не в меру любящая мать. Двести лет спустя чуть не погубила свою игрушечную машинку девочка в стихотворении В. Берестова «Про машину» (1960):


— На, машина, чашку,
Ешь, машина, кашку.
Вот тебе кроватка.
Спи, машина, сладко.
Я тобою дорожу,
Я тебя не завожу.


В результате такой чрезмерной любви машина заболела. «Первоклассный доктор Петя» поставил ей диагноз: «Надоело жить без дела, И машина заболела». Он же предлагает рецепт лечения-воспитания: «Как больную нам спасти? Ключик взять и завести!»
Так детские игры в дочки-матери становятся в литературе формой педагогического совета для родителей: нельзя лишать ребенка самостоятельной деятельности. Как бы парадоксально это ни звучало, но на примере игрушек писатели утверждают: ребенок — не игрушка, он жаждет настоящих дел и активной жизни.

------------------
Марина Костюхина "Игрушка в детской литературе"


Куклы-дочки и дочки-матери

На рисунке художника С. Чехонина (М. Пожарова. «Солнечные зайчики», Л.: ГИЗ, 1924) кукла-дочка одета как девочка-пролетарка. Четкие линии и изысканный орнамент придают героине новой эпохи благородство и изящество.







После этой статьи часто читают:

  • Игрушка в детской литературе
  • Тайны кукольного домика
  • Игрушка на пересечении литературных эпох
  • Блеск и нищета фарфоровых красавиц
  • Игрушки в политической борьбе
  • Рождение Игрушки
  • Игрушечные инструменты для «уроков труда»


  • Просмотрено: 1099 раз

    Добавление комментария

    Имя:*
    E-Mail не обязательно:
    Введите слова или цифры, показанные на изображении: *

    Поиск по сайту

    Карта сайта:
    1 ,2 ,3 ,4 ,5 ,6 ,7 ,
    8 ,9 ,10 ,11 ,12 ,13
    Пользователи  Статистика

    Архив новостей

    Январь 2017 (3)
    Март 2016 (4)
    Январь 2016 (6)
    Сентябрь 2015 (5)
    Апрель 2015 (4)
    Март 2015 (5)

    Правила

    Наши друзья

    Новости партнеров

    01Категории

    02Популярные статьи


    03Опрос на сайте

    Вам понравились наши статьи? Сделайте комментарий и проголосуйте, пожалуйста. Нам важно ваше мнение.

    Отлично, добавил в закладки
    Хорошо, статьи понравились
    Кое-что интересно, выборочно
    Скучные статьи
    Оставил комментарий
    Читать и писать неумею


    04Календарь

    «    Сентябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
    29
    30