Главная » Общество и Человек » Маленькому кораблю - большое плавание


Маленькому кораблю - большое плавание

Общество и Человек

Riddle

31 июля 2008

Напечатать

Ребенок, пускающий в ручье кораблик, мог бы стать символом детства. И во многом благодаря литературе. Страницы детских книг «бороздят» игрушечные корабли и парусники, кусочки коры и спичечные коробки, сложенные тетрадные листы, ставшие корабликами в руках ребенка. Как и большинство детских забав, игры с корабликами -старинное развлечение. Из книг XIX века можно узнать, как делались бумажные кораблики. Вот один из способов: вырезанные из бумаги детали надо скрепить нитками, борта украсить картинками, а после опустить весь кораблик в банку с растопленным воском. Снабженный парусом из папиросной бумаги, такой кораблик долго держался в весеннем ручье («Наша игрушечная фабрика», 1894).
Несмотря на архетипичность темы, ребенок с самодельным корабликом в руках воспринимается прежде всего как персонаж литературы XX века: раньше писатели ограничивались советами, как соорудить кораблик. Ребенок, отправляющийся в путь за своим кораблем, -примета нового времени: в его поведении много вольности и раскрепощенности. Как известно, символика кораблика имеет глубокие корни. Издавна плавание по морю иносказательно толковалось как человеческая жизнь. Эту символику наследует и детская литература, прежде всего поэзия: ручей — это жизненный путь, опасные водовороты - испытания, оставленный берег — родной дом. Не обошлось здесь и без влияния романтической образности: подобно лермонтовскому «Парусу», кораблик зачастую ассоциируется с романтическим странником. В то же время традиционная символика в детской литературе предстает в «облегченном» виде: море становится игрушечным (весенняя лужа, вода в тазу), а плавание лишается драматического подтекста:

В окно мне шепчут ели
Осенний хмурый сказ...
Так скучно, в самом деле!
Налью-ка воду в таз.
Игрушечное море
Устрою я в тазу,
— В волнах увижу вскоре
Сапфир и бирюзу.

М. Пожарова. Игрушечное море, 1915



Маленькому кораблю - большое плавание

Так выглядит романтическое плавание в исполнении куклы (А. Введенский. «Катина кукла», М.;Л.: Изд. дет. лит., 1936, фот. Г. Грачева).


Плавание кораблика открывает изысканную красоту мира, манящую героя. Поэтесса продолжает:


Матросик деревянный
На светлом корабле
Несется в край туманный
К неведомой земле.


Но туман рассеивается, и странник находит свое счастье: детской литературе чужда тема романтического одиночества и вечных скитаний.
И все-таки романтический ореол в детской поэзии сохраняется. Покидая родной дом, кораблик устремляется в дальние страны. За плаванием явственно просматривается тяга ребенка к открытию мира. Прощание с родным домом — настойчивый мотив детской поэзии: «Плыви, челнок! Прощай, мой дом! Не скоро я вернусь» (А. Введенский. «Когда я вырасту большой», 1940). Единственное исключение составляют стихи поэтов-эмигрантов, где дети мечтают не о бегстве из родного дома, а о возвращении в него. На берегу моря найден баркас, и дети вместе с поэтом пускаются в воображаемое плавание:

Так много чудес есть на свете!
Земля — неизведанный сад...
На Яву? — Но странные дети
Шепнули, склонясь:
— В Петроград.

По гребням запрыгали баки.
Вдали над пустыней седой
Сияющей шапкой Исакий
Миражем вставал над волной.

Горели прибрежные мели,
И кланялся низко камыш:
Мы долго в тревоге смотрели
На пятна синеющих крыш.

И младшая робко сказала:
Причалим иль нет, капитан?..
— Склонившись над кругом причала,
Назад повернул я в туман...

Саша Черный. Мираж, 1922


Так однажды возник в детской поэзии романтический туман как символ недостижимости цели.
Определенность и однозначность в выборе жизненной цели — свойство тех корабликов, которые плывут в потоке советской детской литературы. В одном из стихотворений ребенок властной рукой тянет кораблик по ручью:

Матросская шапка,
Веревка в руке,
Тяну я кораблик
По быстрой реке.
И скачут лягушки
За мной по пятам
И просят меня:
— Прокати, капитан!

А. Барто. Кораблик, 1936


К прежде вольному паруснику привязана крепкая веревка, его плавание проходит под кваканье лягушек — все это разрушает романтическую традицию. Не миновал советский кораблик идеологического заказа: он плывет под красным флагом и несет всему миру свет идей социализма (этот образ родился не без влияния знаменитого крейсера «Аврора», ставшего символом Октябрьской революции 1917 года). «Бессмысленное» романтическое блуждание корабля по морю превратилось в агитацию и пропаганду. Понимая серьезность задачи, автор сделал кораблик трехпарусным судном.

Кораблик, веселый кораблик,
Кораблик трехпарусный мой,
По всем океанам
Проносишь
Ты красный флажок за кормой.

С. Погореловский. Друзья-товарищи, 1939



Навстречу такому кораблику выплывает другой, на борту которого написано латинскими буквами «Москва». Его послал несчастный ребенок из капиталистической страны:

Он в городе Мессине
В Италии живет,
Он часто о России
Мечтает и поет!

И. Махонина. Кораблик



Если прежде кораблик отправлялся в вольное плавание, то в советской детской поэзии 1940-1950-х гг. он прочно «привязан» к родной стране. Смысл плавания — в обязательном возвращении, что и делает кораблик из книги А. Барто «Новые игрушки» (1947):

Он днем плывет в Америку,
А вечером — назад,
Домой, к родному берегу,
Обратно в Ленинград.


Маленькому кораблю - большое плавание

И. Сталин на новогодней елке в Кремле. Первое место возле вождя занимает мальчик с корабликом (репродукция из детского журнала)

Идеологическая символика в образе кораблика подчеркивается вниманием к этой игрушке руководителей Советского государства. В «Рассказах о Ленине» (1939) М. Зощенко есть история о том, как Ленин подарил мальчику лодочку с парусом. Описание этой лодочки в нарочито сентиментальном тоне («уютные скамеечки», «маленький флаг») завершается словами о том, что «мальчик ужасно обрадовался» подарку. Неуместное в таком контексте слово «ужасно» вносит в повествование тот стилистический разнобой, который отличает юмористическую манеру писателя и сохраняется даже в рассказах на ленинскую тему.
С корабликом связана и героика военно-морской службы. Матроска и бескозырка — любимые атрибуты мальчишеской одежды, так одевали детей еще в начале XX века. Но в литературе советского времени мальчик, одетый в матроску, — это воин, стоящий на страже морских рубежей родины. В сталинскую эпоху детская литература приписывала такому ребенку роль вождя, ведущего свой корабль к намеченной цели:

Боря прошел
От кормы и до носа,
Палубу вымыть
Велел он матросам,
Степу поставил
Ворочать штурвал,
Ваню Петрова
На вахту послал,
Нине велел приготовить обед —
На пароходе бездельников нет!
Заходит на мостик уверенно Боря,
Смотрит спокойно на бурное море.


Е. Серова. Настоящий капитан, 1955



Романтические тенденции в современной детской литературе вернули кораблику облик свободного мореплавателя. Пути его неисповедимы, но ему непременно встречаются настоящие друзья и приветливые люди. На борту современного кораблика нет знаков государственной принадлежности, зато обозначена принадлежность личностная — здесь стоит имя мальчика:


Плывет кораблик в гости.
Гремит салют в порту,
И каждый вслух читает
Названье на борту.
Читают слово «Юра»,
И все кричат: — Привет!
Как будто бы знакомы
Со мною много лет.

Ю. Кушак. Плывет кораблик в гости, 1990



Поэтический образ кораблика встречается и в современной повести. Здесь он тоже связан с темой дружбы. Красивая сказка о кораблике, отправляющемся в путь в поисках «друга души», объединяет трех мальчишек (Г. Галахова. «Легкий кораблик, капустный листок», 1975). Пройдя через взаимные обиды и недоверие, они понимают, что нужны друг другу. Объединяются не только трое мальчишек: корабль становится символом дружбы, которая связывает учителя и его учеников в сказочной повести Я. Акима «Учитель Так-Так и его разноцветная школа» (1968). Сообща они строят школу, похожую на корабль. На ее борту написано «Счастливого плавания». В этой школе учат слышать и понимать друг друга — вот залог счастливого плавания в жизненном море.
Образ игрушечного кораблика в детской литературе сложился под явным влиянием «взрослой» поэтической традиции. Однако возможен и обратный путь: из детской поэзии кораблик приходит в лирику совсем не детскую. К нему возвращается одиночество, которое становится залогом внутренней свободы и независимости. Такой кораблик не нуждается в капитане — он совершенно самостоятелен:

Жил кораблик, веселый и стройный,
Над волнами, как сокол, парил.
Сам себя, говорят, он построил,
Сам себя, говорят, смастерил.
Сам смолою себя пропитал,
Сам оделся и в дуб, и в металл,
Сам повел себя в рейс:
Сам свой лоцман,
Сам свой боцман,
Сам свой капитан.

Н. Матвеева. Кораблик, 1963


О разном говорит ребенку и взрослому игрушечный кораблик. Один связывает с ним надежды и ожидания, другой — воспоминания. При этом кораблик может сблизить обоих. Этот мотив лег в основу рассказа Р. Погодина «Кирпичные острова» (1959). На заднем дворе городского дома мальчик увлеченно играет, пуская кораблики по морю — весенним лужам:

«Он выстругал из дощечек, отломанных от ящика, остроносые корабли. Приладил им клетчатые паруса из тетрадки по арифметике и пустил свой флот в далекое плавание. Плывут корабли, садятся на известковые рифы, причаливают к кирпичным островам».


Казалось, детской игре пришел конец, когда во двор вышел пожилой человек. Но вместо насмешки старик вдруг по-мальчишески наклонился к кораблику и столкнул его в воду. Старый моряк и мальчик оказались родственными душами, влюбленными в море, и открылось это родство между взрослым и ребенком благодаря игре в кораблик.
Так кораблик в детской литературе приобретает еще одно значение: он становится ладьей, которая возвращает человека, вопреки потоку времени, в его детство. Склонный к романтической символике В. Крапивин на сказочном кораблике отправляется в свое прошлое, когда он был ребенком (»Летящие сказки», 1978). Эта лирическая тема нашла себе место и в современной поэзии:

...Я писал для детей
И о летнем дожде, и о каплях,
И о том, как мальчишки
Приплясывают у водостоков.
Я пускал по ручьям
Нарисованный детский кораблик,
Он бежал по теченью
И не возвращался к истокам.
Стой, кораблик,
Вернемся в далекую гавань,
В память детства,
На ласковый берег озерный.
И поклонимся улицам
Шагова, Рыбной, Нагорной,
Где мы мир постигали,
Где мальчики учатся плавать...

Я. Аким. Друзья и облака, 1966


-------------------
Марина Костюхина "Игрушка в детской литературе"







После этой статьи часто читают:

  • Игрушка на пересечении литературных эпох
  • Игрушка в детской литературе
  • Прощание с игрушкой
  • От кареты до ракеты
  • Убегающие мячики, улетающие шарики
  • Рождение Игрушки
  • Игрушки на алтаре дружбы


  • Просмотрено: 714 раз

    Добавление комментария

    Имя:*
    E-Mail не обязательно:
    Введите слова или цифры, показанные на изображении: *

    Поиск по сайту

    Карта сайта:
    1 ,2 ,3 ,4 ,5 ,6 ,7 ,
    8 ,9 ,10 ,11 ,12 ,13
    Пользователи  Статистика

    Архив новостей

    Январь 2017 (3)
    Март 2016 (4)
    Январь 2016 (6)
    Сентябрь 2015 (5)
    Апрель 2015 (4)
    Март 2015 (5)

    Правила

    Наши друзья

    Новости партнеров

    01Категории

    02Популярные статьи


    03Опрос на сайте

    Вам понравились наши статьи? Сделайте комментарий и проголосуйте, пожалуйста. Нам важно ваше мнение.

    Отлично, добавил в закладки
    Хорошо, статьи понравились
    Кое-что интересно, выборочно
    Скучные статьи
    Оставил комментарий
    Читать и писать неумею


    04Календарь

    «    Декабрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
    29
    30
    31

    Гироцикл, гироскутер от производителя! Гарантия! Низкие цены! Доставка
    smart-bot.ru