Главная » Наше Здоровье » Полушария мозга


Полушария мозга

Наше Здоровье

Riddle

22 октября 2008

Напечатать

Полушария мозга
«ПРАВЫЕ» И «ЛЕВЫЕ»: кто они такие?

...Для начала хочу успокоить, может быть, несколько утомленного поли­тическими текстами и разговорами: это не те «правые» и «левые», речь идет не об идейных позициях, а об области, кажется, к политике не близкой - ассиметрии функций правого и левого полушарий голов­ного мозга. А впрочем, как знать, может быть, кое-что и в политических позициях связано с этим явлением?
В истории физиологии сложилось так, что из двух полушарий мозга человека од­но (левое) долгое время считалось пре­обладающим - доминантным. Поскольку существует перекрест нервных путей, веду­щих от конечностей к полушариям мозга, то при доминировании левого полушария ведущей в большинстве случаев оказыва­лась правая рука. Главенство левого по­лушария объясняли тем, что в нем сосре­доточено управление важными психическими функциями сознания, контроля, речи и абстрактного мышления, а также (посколь­ку наши руки-ноги управляются напере­крест) ведущей, правой руки. Но развитие науки показало, что и правое полушарие не обижено заботами: подсознательные, интегрирующие психические процессы, практически-наглядная деятельность, ин­туиция, музыкальное и художественное творчество, образное мышление - все это по его ведомству. Ясно стало также, что мозг работает не по стереотипу, а дина­мически, «руководствуясь ситуацией». При обработке информации одним полушарием, другое на время уменьшает свою актив­ность, как бы затормаживается. Взаимо­дополняющий и одновременно синхронный режим полушарий создает условия для полноценной, гармоничной психической деятельности.
С известной долей условности функцио­нальную активность полушарий можно подразделить так:

Полушария мозга

Сюда нужно добавить еще способ­ность правого полушария регулировать биоритмы, «создавать» сновидения и вы­теснять из сознания неприятные переживания (физиолог В. Ротенберг рассматривает это как одну из форм психической защиты), а также способность возбуждать активность ле­вого полушария, определять продолжи­тельность сна, внушаемость и подвер­женность гипнозу.
Итак, в функциональной организа­ции головного мозга мы видим своего рода диалектику противоположностей. А как же будет вести себя человек только с одним работающим (включенным) по­лушарием? Медицина знает тому немало примеров. Если «выключено» (из-за болез­ни) правое - человек постоянно шутит, смеется, полон оптимизма, многословен, даже болтлив... Но его речь тускла, бесцветна, лишена живых человеческих интонаций, и ведет себя он не как живой, а словно запрограммированный - без какой-то душевности, глубины чувств и переживании. При выключенном же левом полушарии все воспринимается в мрачном свете, речь полностью отсут­ствует, возможны только отдельные звуки... Правда, облегчается распознавание музы­кальных сигналов.
Но такие крайности, как правило, уже патология. Более того, у каждого третьего человека вообще нет преобладания одного из полушарий. У остальных людей можно говорить лишь об относительно большей функциональной активности того или иного полушария. Поэтому и деление людей на «левополушарных» и «правополушарных» в известной мере упрощает реальность. Но это упрощение многое в человече­ской личности и поведении позволяет увидеть яснее.
Среди «левых» (будем помнить, что мы здесь дали этому слову свой смысл), много инженеров, математиков, филосо­фов, лингвистов, представителей теорети­ческих дисциплин. Нередко они подчерк­нуто рациональны и рассудочны. Много и охотно пишут, свободно запоминают длинные тексты, владеют иностранными языками, речь их грамматически правильна. Характерно заостренное чувство долга, ответственности, принципиальности, внутренний характер переработки эмоций. «Левополушарные» подчеркнуто последова­тельны в действиях и поступках, хорошо прогнозируют будущее, критичны, склонны к язвительной иронии и сатире. И административные должности занимают чаще: но им порой не хватает гибко­сти, непосредственности и спонтанности в выражении чувств. Они предпочитают дей­ствовать по заранее составленным схе­мам, планам, трафаретам, с трудом пе­рестраивают свои отношения с людьми: им нелегко приноровиться к неисчерпае­мому разнообразию человеческих характе­ров и «неразумности» иных поступков окружающих. Нетрудно увидеть во всех этих характеристиках слагаемые личности «технократического человека».
Существуют и клинические, то есть бо­лезненно измененные (психопатические) варианты односторонней «левополушарности». Это так называемые психастени­ки и шизоиды.
Психастения - это тревожно-мнитель­ный склад характера, когда преобладают сугубо рассудочные формы мышления, постоянное сомнение в правильности своих действий, тревожная интерпретация
происходящих событий. По выражению академика И. П. Павлова, таким людям свойственно «постоянная умственная жвач­ка», переживание и пережевывание соб­ственных и чужих слов, реакций, поступ­ков. Как правило, интеллект у психасте­ников высок; но часто они не могут реализовать его возможности из-за неот­ступно преследующего их чувства неуве­ренности, нерешительности, затруднений в контактах с окружающими, копания в себе и «самоедства», гипертрофированного чув­ства вины,- вплоть до самоуничижения. Вместе с тем это очень словоохотливые люди, особенно в кругу знакомых, которых они могут «заговорить до смерти».
У шизоидов рациональная сторона ин­теллекта еще более гипертрофирована. По-своему они очень чувствительны, но эта чувствительность (порой и сентименталь­ность) - «в себе» и «для себя». По от­ношению же к окружающим они эмо­ционально холодны и расчетливы, крайне недоверчивы и неконтактны.
Это люди «не от мира сего», часто фанатически преданные какой-либо отвле­ченной идее, подверженные различного ро­да чудачествам либо захваченные стран­ными, необычными увлечениями и «хоб­би».

Это было о том, что физиологи называют «функциональной ассиметрией полушарий головного мозга». А выражаясь попросту - о том, что эти полушария, левое и правое, совсем не близнецы: они выполняют разные функ­ции, решают разные задачи. Теперь об­судим, как это проявляется в ходе воз­растного развития ребенка.
Человек рождается с двумя правыми полушариями. Дифференциация их стано­вится отчасти заметной к концу первого года жизни, когда ребенок произносит первые слова - одно из полушарий на­чинает «леветь». Но еще в течение несколь­ких лет речь достаточно активно опирается и на структуру правого полушария. Этим межполушарным сотрудничеством и объяс­няется легкость, с какой малый ребенок запоминает длинные стихотворения, удивляя всех своими «выдающимися способ­ностями». Следующим толчком к активи­зации левого полушария или, точнее, ее выражением будет появление чувства «я», осознание себя. В это же время, в два года, максимально выражено упрямство. В из­вестной степени оно и является следстви­ем активизации работы левого полушария и временного «оттеснения» правого. Это во­площено, с одной стороны, в негативизме (ведь он - своего рода перворосток кри­тичности, а она - по «ведомству» лево­го полушария), а с другой - в некотором замедлении восприятия и переработки по­ступающей извне информации (функция правого полушария). В итоге мы времена­ми видим медлительность, «копание» на од­ном месте и отрицательное отношение его ко всему, что не совпадает с толь­ко что возникающим представлением о се­бе, сознанием «я». Поскольку у мальчи­ков процесс разделения функций идет сравнительно быстрее, чем у девочек, то и упрямство у них в этом возрасте замет­нее.
Что из этого следует? А то, что два го­да - самое неподходящее время для борь­бы с упрямством детей, их развивающимся чувством «я», ведь здесь упрямство имеет не только психологические, но и, как мы видим, физиологические корни. Самое лучшее - набраться терпения, с уважением относиться к своеволию детей, своеобра­зию их формирующегося чувства «я». Од­новременно необходимо представить боль­ше возможностей для эмоциональной и двигательной разрядки негативных чувств в играх детей, что предотвратит дальней­шее, уже искусственно вызванное тормо­жение активности ведущего в этом возрасте правого полушария. Тогда не будет лишнего повода для конфликтных отноше­ний с детьми.
Обучение детей правилам поведения, усвоения ими навыков гигиены и контроля, самостоятельного обслуживания - другой путь развития межполушарной дифферен­циации мозга. Здесь опасно как отстава­ние, так и (особенно!) чрезмерное ускоре­ние темпа воздействия. При отставании мы встретимся с инфантилизмом, а при чрез­мерном нагнетании воспитательных усилий есть риск сделать упрямство хрониче­ским.
В дальнейшие годы нарастание актив­ности левого полушария происходит вместе с появлением сложных понятий, развитием абстрактного мышления, умением считать и писать. Здесь опять впереди - маль­чики; уже к шести годам левое полуша­рие у них может быть более активным, чем у девочек. Поэтому-то некоторые маль­чики и начинают самостоятельно читать уже в четыре-пять лет.
Девочки же до 13 лет сохраняют опре­деленную пластичность мозга, эквивалент­ность его половин.
Встречаются случаи, с которыми чаще всего приходится иметь дело нам, психо­неврологам,- когда у повышенно эмоци­ональных, впечатлительных и художествен­но одаренных мальчиков дифференциация мозга идет по такому же пути, как и у девочек. У них дольше сохраняется правополушарная специализация мозга: и здесь любое чрезмерное давление родите­лей при раннем обучении чтению и пись­му может привести к перенапряжению еще не окрепшего и тем более не доминиру­ющего левого полушария. Его утомление, в свою очередь, еще больше затруднит усвоение правил грамматики, письма, чтения, таблицы умножения и тех матема­тических понятий, которые связаны с при­сущими левому полушарию функциями. Но все это, так сказать, предупреждение на­перед. А пока, до школы, особенно не­допустимо раннее (тем более, насильствен­ное!) обучение тех детей, которые имели задержку в развитии речи в первые годы жизни или сейчас не выговаривают отчетливо ряд звуков. Это означает, что у них, как и у большинства тех, кто пользовал­ся левой рукой, по-прежнему доминирует правое, неречевое полушарие. А родители, если они не хотят возникновения заикания и невроза у детей, должны повременить со своими требованиями. Да и когда дой­дет дело до школы, не ругать и не на­казывать детей, что они «не так пишут», «не так читают и считают»... От этого дети заниматься лучше не будут, зато опа­сность невроза станет намного реальнее.
Не требовать нужно, а помогать, хва­лить - пусть даже и за небольшие успе­хи (которые непременно появятся при бе­режном нашем отношении). Нужно не под­даваться и давлению некоторых не в ме­ру ретивых, («левополушарно ориентиро­ванных») учителей, которые требуют от родителей нажать, «принять незамедли­тельные меры». Что нам дороже, наконец? Все-таки - психическое здоровье детей, школьные результаты которых (даже при правополушарной направленности) непре­менно выправятся - если, конечно, мы не доведем дело до той стадии, когда «загнан­ная лошадь больше не тянет». И зачем же множить число детей-невротиков! Их и так более чем достаточно; это мы ви­дим уже к концу первого - началу вто­рого класса. Здоровье детей в наших руках: это не метафора, а реальность, во­одушевляющая или грозящая - в зависи­мости от того, как мы будем вести себя с детьми.
Еще одна проблема - время начала обу­чения. Сейчас практикуется обучение с ше­сти лет. Однако и у шестилеток оно за­частую страдает излишней декларативностью, сухостью, формализмом, скорее, отбивает у детей охоту мыслить, чем при­учает к этому. Такой «левополушарныи» характер обучения не дает возможности проявиться творческим, интуитивным нача­лам детей, постижению знаний через ин­терес, увлечение, самостоятельный поиск решений. Почему учителя-новаторы дости­гают больших успехов в обучении всех детей? Да потому, что они используют как раз способы и методы, опирающиеся на большую наглядность, образность, эмо­циональность в подаче материала, при­учают питомцев к его самостоятельному усвоению, не злоупотребляют оценками, а то и вообще обходятся без них, а зато всячески поощряют за достигнутые успе­хи. Нетрудно увидеть во всем этом возра­стание «правополушарного» воздействия педагога, учитывающего особенности раз­личных детей и тем самым - не на сло­вах, а на деле - их индивидуальность.
Вернемся в семью. В какой-то мере есте­ственные для «правополушарных» детей затруднения по русскому языку и мате­матике в первых классах школы не умень­шаются, а нарастают, если с ними пы­таются бороться усилением давления, жестким контролем за уроками, непременны­ми требованиями «все делать без помарок и ошибок». В ответ появляются повы­шенная утомляемость, отвлекаемость и за­бывчивость - как результат перевозбуж­дения, перегрузки левого полушария. И вместе с тем, заметны раздражительность, непоседливость, беспокойство, сниженный фон настроения - это как следствие не­достаточной активности (торможения) ве­дущего, правого полушария. Часто подоб­ные нарушения представлены картиной не­врастении - наиболее распространенного невроза. Да и у взрослых неврастения - следствие одностороннего перенапряжения мыслительных процессов при отсутствии физиологически необходимой эмоциональ­ной разрядки, недостатка положительных и переизбытка отрицательных чувств.
Помочь детям, больным неврастенией, родители могут, если уменьшат интеллек­туальную перегрузку левого полушария (в том числе свою требовательность, по­сещение второй школы) и вместе с тем эмоционально активизируют работу веду­щего, но приторможенного правого полу­шария. Всем этим как раз и будет постепен­но восстановлен нормальный физиологи­ческий баланс в работе головного мозга.
Такая же тактика эффективна и при неврозе навязчивых состояний, когда по­являются неотступные, приходящие помимо воли мысли и действия. Прямая борьба с ними безуспешна - как и все попытки по совету врача «взять себя в руки». Заболе­вают неврозом навязчивых состояний де­ти после пяти лет, школьники - чаще, а преимущественно - подростки. У пятилет­них невроз выражается навязчивыми опа­сениями и страхами «не успеть» (беско­нечные вопросы: «а мы не опоздаем»?), остаться одному, заболеть, заразиться (что выражается навязчивым стремлением ча­сто мыть или нюхать руки, избегать «за­раженной» пищи и т. д.). У детей, склон­ных к появлению навязчивостей, можно усмотреть, начиная с этого возраста пре­обладание левополушарной активности, с характерными для нее критичностью и вы­соким уровнем абстрактного мышления. Но нужно учитывать, что есть еще и допол­нительно влияющие обстоятельства - и дома у этих детей зачастую напряженная обстановка, отсутствует жизнерадостная атмосфера, идут бесконечные разговоры о болезнях, ибо и взрослые тревожны либо мнительны.
В младшем школьном возрасте могут возникать навязчивые опасения сделать что-либо не так, как нужно, как следует. Сом­нения в правильности своих действий оз­начают неуверенность в себе, отсутствие единства «я» и вместе с тем - болезненно заостренное чувство долга, обязанности, ответственности. Зачастую такая чрезмер­ность поддерживается навязыванием, вну­шением, давлением родителей, облада­ющих такой же гиперсоциальной направ­ленностью личности. Здесь и родителям, и детям присущ максимализм - стремле­ние достичь, во что бы то ни стало «по­толка» - будь то отличные успехи в уче­бе, музыке, шахматах или поведении. Это вызывает у детей (как, впрочем, и у взрос­лых) постоянное перенапряжение нервно-психических сил, состояние хронического стресса - запредельного режима работы левого полушария. Проявляется это в на­растающем постепенно чувстве умствен­ной усталости, отвлекаемости внимания, головных болях (или тяжести в голове). Происходящая под влиянием сильных вол­нений и переживаний психическая травматизация способствует возбуждению ак­тивности правого полушария и временно­му ослаблению активности левого. Но по­скольку оно и так длительное время на­ходится в состоянии хронической перегруз­ки, то уже «не выдерживает», не обеспе­чивает полноценной переработки поступа­ющей из правого полушария информации. В результате она должна повторяться не­однократно, как бы в виде толчков, дроб­но, чтобы пробить себе дорогу и быть переработанной левым полушарием. В свою очередь, возбужденное правое полушарие генерирует страхи и тревоги, которые не могут быть «как положено», критически, рационально «осмыслены» левым полуша­рием. Вместе эти два запредельных режи­ма работы полушарий и формируют струк­туру навязчивостей. В последующем, ког­да смягчаются острые переживания и появляются упорно держащиеся навязчивые мысли и опасения, можно говорить уже о другом режиме работы больших полушарий, а именно о чрезмерном возбуж­дении левого и торможении правого. Тог­да исчезает спонтанность, непосредствен­ность чувств, умение быстро схватывать ситуацию, а вместо эмоций мы видим их суррогат - постоянное беспокойство и сом­нения, тревожную мнительность. Подобные явления могут быть особенно выражены в подростковом возрасте. Подросток стра­дает от своей непохожести на других и одновременно неуверенности в себе, его тяготят постоянные опасения и сомнения, он не способен радоваться, он мучитель­но ищет и не может найти себя. И все это «горе от ума» происходит на фоне достаточно хороших, если не отличных, успехов в школе, но прогрессирующих не­успехов в общении со сверстниками.
Если же у невротика преобладает актив­ность правого полушария, мы будем иметь дело с истерическими проявлениями и нев­розом страха. Волнения и страхи возбуж­дают правое, и так более активное, по­лушарие, и тогда для ребенка любое собы­тие оказывается поводом для страха; да
и трудно быть иначе, когда он заранее переполнен тревогами и мрачными пред­чувствиями.
Неестественно высокий уровень активи­зации правого полушария оказывает, в той или иной мере, тормозящее влияние на деятельность левого полушария. В ре­зультате ребенок (да и взрослый в ана­логичной ситуации) не в силах найти пра­вильное решение, рациональный выход из создавшегося положения - ведь критиче­ская способность адекватно оценивать свои действия и поступки и делать из них над­лежащие выводы ослабевает. И чем больше здесь будут давить на ребенка, чтобы он «все понял», «все осознал» - тем мень­ше он будет реально способен к этому. Иначе давление и действовать не может - оно ведь как раз подчеркивает и усили­вает неуверенность, слабость, несосто­ятельность ребенка. Помощь же должна выражаться не в «железной» логике, на­зиданиях и «морали», а в своего рода психологической разгрузке. Ребенку нуж­но отвлечение от его нерадостных дум, «выплескивание» накопившихся чувств и переживаний, яркие впечатления и увле­чения, положительные эмоции и возврат к чувству радости жизни. Это и есть путь к излечению детей, страдающих неврозом страха.
При истерическом неврозе нервное рас­стройство возникает в результате неудов­летворения эмоционально значимых за­просов ребенка в любви, признании и по­нимании близких или авторитетных для него лиц. И здесь физиологическое от­ражение невроза будет таким же, как и при неврозе страха - деятельность веду­щего правого полушария будет чрезмерно возбуждена, а левого несколько затормо­жена. Выразится это частой раздражительностью, капризами, истериками, бес­причинной обидчивостью. Этим крайне эмо­циональным, впечатлительным и вместе с тем самолюбивым детям также необходимо постоянное и доброжелательное внимание, поддержка их положительных качеств и художественных задатков. Избегайте в об­щении с этими детьми (как, впрочем, и со всеми остальными!) сухости, формализма, педантизма. Только здесь - избегайте вдвойне, потому что сухость, неласковость и недоверие ранят их в самое сердце. Од­новременно нужно устранить конфликтные ситуации в семейной жизни, сделать от­ношения в доме более непосредственными и открытыми, эмоционально насыщенными и жизнерадостными. Учитывайте своеобра­зие детей, их повышенную эмоциональность и художественную одаренность - и не пы­тайтесь непременно «коллективизировать» их чувства и желания, приспособить их к требованиям большинства. Из-за этого происходит зачастую нивелирование, а то и потеря индивидуальности, детской само­бытности и таланта.
Итак, при всех неврозах мы встречаем­ся с теми или иными нарушениями межполушарного взаимодействия. Сходного рода нарушения происходят и при психи­ческой травматизации - испуге, потрясе­нии, острых конфликтах, ограничении жиз­ненно значимых потребностей и т. п. Резко возрастает активность правого полушария, сопровождаемое нагнетанием отрицатель­ных эмоций, беспокойства, страхов. Лави­на аффекта на время подавляет способность левого полушария к поиску логи­ческих, рациональных решений. Вот поче­му и в данной ситуации не помогают при­зывы: «возьми себя в руки», «как тебе не стыдно», «делай так, как тебе сказано», и т. п. Как показали специальные ис­следования, даже после такого, не столь уж драматического события, как экзамены, у «левополушарных» студентов (правшей) повышается активность правого полуша­рия. Здесь заметно влияние стресса, волне­ний, страха получить плохую отметку. В свою очередь у тех, кому по роду своей работы приходится много писать или счи­тать, заметно возрастает активность лево­го полушария. Но появляющееся время от времени состояние умственного пре­сыщения создает потребность в эмоциональной разрядке, музыке, танцах, встре­чах е. друзьями, то есть в правополушарной деятельности. И те, кто умеет сочетать оба вида деятельности, обычно находятся в лучшем положении и менее подвержены невротическим расстройствам.
Приведём для примера три наблюдения.
Случай первый. Девочка 11 лет по­сещает специальную языковую школу. Жи­вет в старом районе большого города, где нет места для прогулок и игр. К концу четверти устает, появляются головные бо­ли. В это время она хочет чаще, чем обычно, ходить в кино и смотреть детекти­вы. Родители же больше заставляют ее читать серьезные книги. Возникающие тре­ния смягчаются после каникул: но к концу четверти все повторяется. Анализ: у «пра­вополушарной» девочки срабатывает за­щитный механизм «эмоционального ожив­ления» заторможенных в ходе напряжен­ной учебы эмоций. Кинофильмы дают ей необходимый отдых, возможность выплес­нуть свое беспокойство и другие не­приятные чувства. А серьезное же чтение, требующее постоянной работы мысли, лишь вызывает дополнительное напряжение и так перегруженного левого полушария.
Случай второй. Девочка 7 лет быстро уставала, была крайне невнимательна и медлительна во время приготовления уро­ков, испытывала множество страхов, по­стоянно вертела что-либо в руках. Пере­несла ряд психических потрясений (ясли, больница без матери, удаление аденоидов). В школу пошла с желанием, но уже к концу второй четверти стали нарастать ука­занные явления. «Ларчик» открывался просто. Оба «левополушарно-ориентированные», родители-инженеры контролиро­вали каждую оценку: мать сидела рядом при выполнении уроков, при малейшей ошибке заставляла все переписывать. Осо­бенно попадало девочке за невысокие (сточки зрения родителей!) успехи по ма­тематике. Чем было больше давление вз­рослых, тем чаще девочка пропускала бук­вы, не могла быстро считать и запоми­нать текст, отвлекалась на занятиях и вер­тела что-либо в руках. Анализ: заостренная в результате предшествующей психи­ческой травматизации и отчасти затормо­женная в настоящем активность правого, ведущего, полушария вступила в проти­воречие с интенсивными, максималистки-запредельными («левополушариыми») тре­бованиями родителей. Возникла своего ро­да сшибка, приведшая к быстрой перегрузке, левого полушария; отвлекаемость, невнимательность...... это и есть его защитные реакции. Только после той или иной «завоеванной» передышки левое полуша­рие может достаточно активно перераба­тывать информацию, поступающую из пра­вого. Таким образом, ругать за невнима­тельность, в лучшем случае, бесполезно, гораздо эффективнее - уменьшить чрез­мерный объем требований.
Случай третий. Мальчик 7 лет уже был с первых лет жизни нервно ослаблен, часто болел. Когда ему исполнилось три года, мать развелась с отцом который принадлежал к артистической среде, часто менял место работы. Конфликты прекра­тились, мать и отец занялись собой. А за воспитание дружно взялись пятеро осталь­ных проживающих в семье взрослых. Ак­тивному от природы мальчику не разре­шалось играть, громко смеяться, шуметь. Зато его усердно заставляли заниматься английским языком и музыкой. Неудиви­тельно, что в детском саду и школе он предпочитал дружить с ребятами - нарушителями дисциплины. Ему нравилась их непосредственность, свобода действий, уме­ние идти на риск и самостоятельно пре­одолевать препятствия. В школу он пошел с шести лет - и сразу был «замечен» мо­лодой, но более чем принципиальной учи­тельницей. Чем строже она действовала, тем он становится непоседливее, подвиж­нее, не мог сосредоточиться. В первом клас­се писал грязно, с ошибками, а по мате­матике едва сводил концы с концами. Не­сколько раз убегал из дома, оправдываясь потом поиском знакомых сверстников. Так-как положение все ухудшалось, а учительница грозила вторым годом, мать обратилась к нам за помощью. Анализ: похожий на отца мальчик лишен общения, с ним - так же, как и заботы и любви матери, Роль родителей выполняют бабушка, дедушка и другие взрослые. Они ещё до школы перегрузили информацией левое полушарие у «правополушарного» художественно одаренного мальчика (хорони лепит, рисует, имеет абсолютный слух). Перегрузка становится заметнее в шко­ле - отсюда и побеги. Побеги эти, мож­но сказать, естественны - они дают вре­менную разрядку накопившегося в левом полушарии напряжения и «подзаряжают» блокированную активность правого полу­шарии.
Пора остановиться, ибо поток примеров может быть бесконечным. Сделаем общий для рассмотренных случаев вывод: чтобы устранить искусственно вызванный дисба­ланс в работе больших полушарий мозга надо уменьшить воспитательную «пере­грузку», соотнести стремление взрослых приучить ребенка к «правильному» пове­дению с его возрастными возможностями. А одновременно - открыть широкую доро­гу непосредственной эмоциональной и иг­ровой активности детей. Тогда, подобно рекам, текущим своим естественным путем, полушария мозга начинают работать в наи­более оптимальном для себя режиме.







После этой статьи часто читают:

  • Мужчины или женщины умнее?
  • Заикание ребёнка - не помеха
  • Чем помочь своим стеснительным детям?
  • Развитие ребёнка. Отклонения и помехи.
  • Привычка к «опредёленному часу»
  • Родителям полезно знать
  • «Плохой» ученик «несправедливый» учитель


  • Просмотрено: 18862 раз

    Добавил: Михаил | ICQ: -- (23 октября 2008 01:27) | | #1

    Отличная статья! Это многое объясняет по поведению детей. Будем делать выводы и принимать взвешанные решения по поводу воспитания ребёнка. Многие симптомы замечены, теперь знаю причины.

    Добавление комментария

    Имя:*
    E-Mail не обязательно:
    Введите код: *

    Поиск по сайту

    Карта сайта:
    1 ,2 ,3 ,4 ,5 ,6 ,7 ,
    8 ,9 ,10 ,11 ,12 ,13
    Пользователи  Статистика

    Архив новостей

    Май 2018 (3)
    Апрель 2018 (3)
    Январь 2017 (3)
    Март 2016 (4)
    Январь 2016 (6)
    Сентябрь 2015 (5)

    Правила

    Наши друзья

    Новости партнеров

    01Категории

    02Популярные статьи


    03Опрос на сайте

    Вам понравились наши статьи? Сделайте комментарий и проголосуйте, пожалуйста. Нам важно ваше мнение.

    Отлично, добавил в закладки
    Хорошо, статьи понравились
    Кое-что интересно, выборочно
    Скучные статьи
    Оставил комментарий
    Читать и писать неумею


    04Календарь

    «    Июль 2018    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
    29
    30
    31
     

    moscow.cataloxy.ru