Главная » Выдающиеся Люди » Художник Петр Соколов


Художник Петр Соколов

Выдающиеся Люди

Jans

25 октября 2008

Напечатать

Художник Петр Соколов
«Портрет А.С.Пушкина»
Это был художник пушкинской России, один из лучших русских портретистов первой половины прош­лого столетия.
Петр Федорович Соколов (1791 — 1848) был воспитанником Петербург­ской Академии художеств, там в дет­стве и юности он провел девять лет на положении пансионера. Его учите­лем был исторический живописец Шебуев, братья Александр и Карл Брюлловы — ближайшими друзьями (на их сестре, Юлии Павловне, Со­колов вскоре женился).
Биография Соколова известна пло­хо. Окончив Академию в 1810 году, он не стал, как предполагалось, историческим художником; его увлек­ло искусство портрета, карандашно­го и главным образом акварельно­го, в котором он быстро и преуспел, добившись легкого и виртуозного письма. Уже к началу 1820-х годов Соколов обладал репутацией блестя­щего портретиста. Как вспоминал его сын, Александр Петрович, тоже порт­ретист-акварелист, «работал (Соко­лов.— В.А.) быстро, и хам... его портреты отличались большой силой и законченностью... краткость времени, затраченного на них, изумляла всех, следивших за его трудами». Быва­ло, Соколов начинал и заканчивал портрет в течение одного сеанса, за несколько утренних часов.
Соколов опирался на традицию миниатюрного портрета, шедшую от недавней еще эпохи сентиментализ­ма, однако продвинулся гораздо даль­ше художников-миниатюристов. Он преодолел присущие им скованность и условность в трактовке модели, внес в портрет элементы психологизма, а кроме того, обогатил своё письмо в техническом отношении, перестав употреблять белила в акварели. Бла­годаря этому новшеству акварели Со­колова приобрели прозрачную воз­душность и глубину, что, пожалуй, и составляет их главное очарование.
Модели Соколова представали под его кистью сугубо частными людь­ми, в интимной, домашней атмосфе­ре, в ситуации доверительного обще­ния с художником. Титулы, чины, звания, богатство и власть — все это оставалось за рамками портре­та, как бы вовсе не существовало. Модели Соколова застигнуты чувст­вом или размышлением, как правило, они спокойны и душевно сосредото­чены; видится какая-то обаятельная тишина и скромность, мешаю­щая выставлять напоказ внутренние движения души. Они всегда пол­ны собственного достоинства, хотя нисколько не думают и не помнят о нем. Чопорность парадного или репрезентативного портрета была глу­боко чужда Соколову. Он и не лю­бил большого стиля. Поэтому пик его популярности настал вскоре после декабря 1825 года, когда, потрясен­ные гибелью декабристов, многие представители русского общества на­шли в частной и домашней жизни скрытую форму оппозиции престолу. Поэтому же Соколов, хотя и жил в Петербурге, всегда тянулся душою к Москве, традиционно противостояв­шей официальности и регламенту северной столицы. В уютных особ­нячках Арбата и Пречистенки он, бывало, отходил от петербургского холода и скуки, а незадолго до смерти (он умер от холеры в доро­ге, где-то под Харьковом) он осу­ществил свое старинное желание и перебрался в Москву навсегда.
Вот, в общих чертах, почти все, что мы сегодня знаем о художнике, о котором, конечно, хотелось бы знать побольше, и в первую очередь потому, что он внес собственный вклад в драгоценную для нас иконо­графию Пушкина. И не только са­мого Пушкина. Поистине огромен вклад Соколова в иконографию пуш­кинского окружения. В разные годы его моделями побывали многие люди, так или иначе близкие Пушкину, оставившие в его биографии тот или иной след. Соколов написал портрет Е. П. Бакуниной (лицейской люб­ви поэта); ему позировали П. А. Вя­земский («любезный Вяземский, поэт и камергер»); генерал Н. Н. Раев­ский (с его семьей Пушкин путе­шествовал по Крыму); дочь президен­та Академии художеств А. А. Оленина (к ней Пушкин сватался и по­лучил отказ); любезная и умная фрейлина А. О. Смирнова — «черно­окая Россети», с которой Пушкин любил разговаривать на балах и прие­мах; придворная дама, старуха Н. К. Загряжская, чьими рассказами о былом Пушкин заслушивался по­долгу... Облик всех этих людей мы представляем себе отчасти благода­ря Соколову.
Ну а что касается портрета само­го Пушкина, то как бы высоко мы ни ценили его живописное достоинство, его документальная ценность очень умаляется тем, что мы не знаем, когда в точности он был на­писан. Существуют две версии: со­гласно одной — в 1830-м, соглас­но другой — в 1836-м году. Уже современники замечали, что сходство с Пушкиным у Соколова не очень велико. Соколов смягчил характерный («арапский») рисунок губ поэта и во­обще увидел его облик более, так сказать, обыкновенным, чем видели лучшие портретисты — Кипренский и Тропинин, да и сам Пушкин в своих изумительно выразительных автопортретах. Черт вызывающей ис­ключительности в облике Пушкина, о которой вспоминают чуть ли не все, кто только видел его, Соколов ли­бо не заметил, либо (что вернее) прошел мимо них. Мы должны признать, что на портрете Соколо­ва — не «весь Пушкин». Богатство пушкинской личности не раскрылось ему. И это, конечно, ограничивает ценность портрета, но отнюдь не уничтожает ее.
Мы знаем, как импульсивен и по­рывист бывал Пушкин, как часто мгновенная смена настроений бук­вально преображала его. Можно представить себе, что временами Пушкин бывал и таким или почти таким, как написал его Соколов. Пе­ред нами — прежде всего спокой­ный, почти веселый Пушкин. Таким, возможно, он бывал в литературном кругу, равно далеком от придвор­ного этикета и дружеской непринуж­денности, в ходе интересного ему разговора на какую-нибудь отвлечен­ную тему. Видно, что внимание Пуш­кина обращено вовне, он не занят собой, не погружен в себя, как у Кипренского и Тропинина. Он слуша­ет кого-то и сам готов вступить в разговор, причем не блистательной шуткой, желчной эпиграммой или ка­ким-нибудь слишком личным призна­нием, а сдержанной светской репли­кой, ослепительно умной и тонкой. И, представляя себе, какой убийст­венно напряженной, часто мучитель­ной, унизительной и трудной бы­ла жизнь Пушкина в тридцатые го­ды, мы радуемся, видя его таким в минуту отдохновения и покоя, казавшегося ему вместе с волей поч­ти что заменой счастья.







После этой статьи часто читают:

  • Домашний музей. Василий Тропинин.
  • Первый романс
  • Василий Андреевич Тропинин
  • Франсуа Клуэ
  • Да скроется тьма!
  • Карл Брюллов
  • Календарь - Магия черно-белой фотографии


  • Просмотрено: 8484 раз

    Добавление комментария

    Имя:*
    E-Mail не обязательно:
    Введите код: *

    Поиск по сайту

    Карта сайта:
    1 ,2 ,3 ,4 ,5 ,6 ,7 ,
    8 ,9 ,10 ,11 ,12 ,13
    Пользователи  Статистика

    Архив новостей

    Май 2018 (3)
    Апрель 2018 (3)
    Январь 2017 (3)
    Март 2016 (4)
    Январь 2016 (6)
    Сентябрь 2015 (5)

    Правила

    Наши друзья

    Новости партнеров

    01Категории

    02Популярные статьи


    03Опрос на сайте

    Вам понравились наши статьи? Сделайте комментарий и проголосуйте, пожалуйста. Нам важно ваше мнение.

    Отлично, добавил в закладки
    Хорошо, статьи понравились
    Кое-что интересно, выборочно
    Скучные статьи
    Оставил комментарий
    Читать и писать неумею


    04Календарь

    «    Июль 2018    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
    29
    30
    31