Главная » Выдающиеся Люди » Чингиз Айтматов. "Ответь себе".


Чингиз Айтматов. "Ответь себе".

Выдающиеся Люди

Jans

24 ноября 2008

Напечатать

Чингиз Айтматов. "Ответь себе".
Чингиз Айтматов
У каждого времени свой спрос с человека, свои проблемы и требования, и потому жизнь никогда не дается легко, если к ней подходить всерьез, если дерзать, а не желать беспечного житья. Где обрел человек беспечное проживание, там он кончается как цельная натура, как личность.
Молодой человек жаждет быть самостоятельным, умелым, независимым. И это вполне естественно, это надо поддерживать, к этому его надо подводить, ибо это — не отрицание традиций и опыта старших. Романтика самостоятельности должна быть поддержана. Я помню, что когда в первый раз дали мне в руки вожжи и на пароконной телеге проехался я по улицам своего села, то чувствовал себя действительно героем, чувствовал себя полноценным человеком. Эти два рвущихся вперед коня, которыми я управлял, как бы обострили мое чувство собственного достоинства, гордости — это и есть романтика.
Но романтикой нельзя злоупотреблять. Всегда, когда теряется чувство меры, происходит девальвация любых увлечений, в том числе и духовных. И если каждый день говорить одному и тому же человеку: как хорошо, если бы ты совершил подвиг, как это красиво, заманчиво,— романтика может потерять свой смысл. А без романтики происходит духовное обеднение человека. Умение, знание, практика — с одной стороны; окрыленность, восторженность — с другой — должны идти бок о бок. Соединение этих начал в человеке делает жизнь интересной.
С чего начинается писатель! Кто закладывает «кирпичики» в мироздание его личности и таланта! Что главное в профессии литератора! Так часто случается в жизни: вопросы ставят нас в тупик, и лично мне не раз приходилось избегать подобного рода бесед.
Каждый из нас являет собой частицу человечества. Писатель тем более: в нем сходятся параллели и меридианы Вселенной, перекрещиваются века, концентрируется связь времен. Художника формируют ритм и температура эпохи, глобальная ответственность за разумность человеческого бытия. Советского художника — к тому же и особые условия строительства нового общества. Это очень трудная работа — открывать будущее, ей отдает усилия весь наш народ, и литература, призвана помогать великому строительству в целом. Ибо талант — это еще и живой, поэтический дар народа, проявляющийся в творчестве конкретной человеческой личности, рожденной данной средой. И плодоносит талант до тех пор, пока он питается соками вскормившей его земли, думами, заботами, судьбами родных ему людей.
Вот и ответ на первый вопрос: нас, писателей, созидает живое время, живая история, в которой мы участвуем. Поэтому художник, мне кажется, начинается с впечатлений детства и юности. Он начинается с неповторимого, обостренного восприятия окружающего мира, языка, песен, образов и характеров родного народа, что затем становится золотым запасом памяти до конца дней.
Писать собственную биографию для чтения других — дело довольно трудное. Кто его знает, как лучше: подробнее описывать свою жизнь или покороче! Напишешь много, скажут: развез на целую версту, напишешь мало — зачем было писать, если ничего тут нет интересного. Вообще-то лучше не писать... Но коли уж так пришлось, попробую и я; что-нибудь да было, наверное, в моей жизни.
У нас в аиле считалось непременным долгом знать всех своих предков до седьмого колена. Я мог бы сказать, что я из рода шекер. Шекер — наш родоначальник; мой отец — Торекул, его отец — Айтмат, а его отец — Кимбилди, а его отец — Кончуджок. Но довольно. Дальше было бы простое перечисление имен, о которых я ровным счетом ничего не знаю. Мой прадед Кончуджок дошел до меня не по имени, а по прозвищу. Он всю жизнь ходил в чарыках (обувь из сыромятной кожи), поэтому и прозвали его Кончуджок — безголенищный, то есть без сапог. Стало быть, мы — из «безголенищиых», что было, то было...
То, что мой отец в первые годы революции оказался грамотным человеком, стал одним из первых коммунистов-киргизов, был на руководящих постах, живо интересовался политикой и литературой, к тому же моя мать, Нагима Хамзеевна Айтматова, тоже была грамотной, вполне современной женщиной, позволило им сразу приобщить меня к русской культуре, русскому языку и, стало быть, к русской литературе, разумеется, сначала детской.
Детство — не только славная пора, детство — ядро будущей человеческой личности. Именно в детстве закладывается подлинное знание родной речи, именно тогда возникает ощущение причастности своей к окружающим людям, к окружающей природе, к определенной культуре. Должен сказать, исходя из собственного опыта, что в детстве человек может органически, глубоко усвоить два параллельно пришедших к нему языка, а может быть, и больше, если эти языки были равнодейст-вующими с первых лет. Для меня русский язык в не меньшей степени родной, чем киргизский, родной с детства, родной на всю жизнь.
В 1937 году мой отец, партийный работник, слушатель института красной профессуры в Москве, был репрессирован. Наша семья переехала в аил. Вот тогда и началась моя подлинная школа жизни со всеми ее сложностями.
Я рано начал работать: с десяти лет познал труд земледельца. Через год мы переехали в райцентр — русское село Кировское. Мать устроилась там счетоводом. Я снова пошел в русскую школу. Жизнь стала немного налаживаться, а тут — война. В 1942 году пришлось бросить школу, матери не по плечу было в военное время учить нас всех. И снова я у себя в Шекере, обремененном тяготами войны. Меня назначили секретарем сельсовета, как наиболее грамотного из подростков, никого другого для этой работы не нашли. Мне было четырнадцать лет.
Думая о тогдашних моих сверстниках, я сейчас прихожу к выводу, что мое поколение оказалось столь жизнестойким и цельным, возможно, благодаря именно этой суровой обстановке. Это вовсе не значит, что современные условия материального благоденствия мало способствуют жизнестойкости молодежи. Только по недомыслию можно благо обернуть во зло себе. Если на то пошло, такие возможности развития личности, как теперешние, нам и не снились... Но не об этом, собственно, речь. Я просто хочу сказать, что среди моих сверстников нет такого человека, за которого мне сейчас было бы стыдно, и мне доставляет большое удовольствие сказать, что их жизненный путь — это путь людей большого человеческого достоинства,
Если в детстве я познал жизнь с ее поэтической, светлой стороны, то во время войны она предстала передо мной в своем суровом, обнаженном, горестном и героическом обличий. Я увидел свой народ в другом его состоянии — в момент наивысшей опасности для Родины, в момент наивысшего напряжения духовных и физических сил. Я узнал жизнь с разных сторон, в разных ее проявлениях: был налоговым агентом райфо, учетчиком в тракторной бригаде. Жизнь открывала для меня, юноши, все новые и новые страницы народного бытия. Все это много позже отразилось — в той степени, насколько мне это удалось,— в повестях «Лицом к лицу», «Материнское поле», отчасти в «Джамиле» и «Топольке...»
В 1946 году, после восьмого класса, я поступил учиться в Джамбульский зооветтехникум. После окончания техникума в том же году, как отличник, был принят в Киргизский сельскохозяйственный институт. Институт, кстати, тоже окончил с отличием.
Литературу любил с детства, в школе охотно писал сочинения на свободную тему, а в институтские годы мне стало уже ясно, что художественная литература влечет меня все сильнее. В лучших образцах литературы того времени я искал ответы на волнующие меня вопросы. Мне очень хотелось, чтобы о войне, о подвиге народа в годы войны были написаны сильные, яркие произведения. В киргизской литературе тогда еще тема войны глубоко не затрагивалась. Хотелось, чтобы и киргизские читатели имели возможность читать лучшие книги о войне. Движимый этим чувством, я принялся переводить «Сына полка» В. Катаева и «Белую березу» М. Бубеннова на свой страх и риск. Потом, когда принес в издательство свои переводы, мне сказали, что книги эти давно переведены и скоро выйдут из печати...
Именно это и явилось началом моей литературной работы. Будучи студентом, писал в газетах небольшие заметки, статьи, очерки. После института работал зоотехником. В эти годы я уже писал рассказы. В 1956 году приехал в Москву на Высшие литературные курсы. Два года занятий дали мне чрезвычайно много. Старался приобщиться ко всему лучшему в культурной жизни Москвы — и в литературе, и в театре. После окончания курсов редактировал журнал «Литературный Киргизстан», потом пять пет работал собственным корреспондентом «Правды» в Киргизии — это позволило мне расширить круг наблюдений, лучше узнать жизнь.
Писатель, конечно, должен от природы обладать способностью художественно мыслить, но формирование его таланта, его личности связано с определенной общественной средой, с духовным опытом, культурными традициями определенной среды, с её мировоззрением и политическим устройством. Для нас эта среда — советское общество, социалистический строй, коммунистическое мировоззрение. Отсюда вытекает направленность творчества советских писателей.
Надо ли говорить, что присуждение мне в 1963 году Ленинской премии за книгу «Повести гор и степей» было радостным, огромным событием в моей жизни. Я благодарен народу за эту высокую честь.
О судьбах литературы, о собственном творческом пути приходится думать часто и по разным поводам. И я хотел бы высказать здесь мысли о «Белом пароходе», вызвавшем споры среди читателей. Споры — это в порядке вещей. Споры в литературе должны быть. Но самое важное, что меня насторожило в данном случае,— опасность, как ни парадоксально, очень доброжелательной, по-своему очень честной критики. Иные читатели, которым, скажем, полюбились «Джамиля», «Первый учитель», «Материнское поле» и другие вещи, хотят, чтобы я и впредь писал только в этом духе. Я не отрицаю определенного значения того, что было сделано до «Прощай, Гульсары!» и «Белого парохода», но и не собираюсь останавливаться на том, что есть уже пройденный этап. Литература должна самоотверженно вторгаться в сложности жизни с тем, чтобы человек знал, любил, тревожился за все доброе, лучшее, достойное в себе, в людях, в обществе. В этом я вижу истинное назначение искусства. И мое убеждение: так будет всегда, ибо человек ждет в искусстве подтверждения лучшим своим устремлениям и отрицания того, что есть зло, что есть несправедливость, что не отвечает его социальным и нравственным идеалам.
Но над всеми нашими делами и заботами нависает сейчас самая страшная угроза. Никогда и никто еще до сих пор не сталкивался с такой невероятной, немыслимой, невообразимой, угрожающей нам с вами опасностью. Опасностью миру.
Как сохранить мир!
Я далек от мысли убеждать кого-либо в необходимости бороться за мир на земле — это аксиома. И я отдаю себе отчет в том, что если человечеству до сих лор удается отдалить угрозу ядерной катастрофы, то это прежде всего во многом благодаря непрестанным усилиям, миролюбивым акциям Советского Союза. Но ситуация не такова, чтобы успокоиться. Необходимо еще приложить неизмеримо больше усилий для того, чтобы обуздать стихию, порождающую человеконенавистнические идеи звездных войн. Конец света не может наступить в результате самоистребления, самоубийства человеческого рода, накопившего в своем арсенале смертоносные ядерные средства. Бороться за мир, за советские мирные инициативы — и наша миссия, наша задача.
Изучая опубликованные в преддверии XXVII съезда КПСС наиважнейшие партийные документы, еще острее осознаешь социальную роль художника в нашей стране. Чтобы воспитывать личность, гармонично развитую, устремленную в коммунистическое завтра, необходимо, чтобы и сам художник был личностью, человеком, идейно убежденным, мужественным и честным. Он должен уметь выразить в своем творчестве свой собственный взгляд на мир, ведь единство наших общественных идеалов отнюдь не унифицирует внутренний мир художников, разное видение ими действительности. В процессе сложного художественного познания современности обогащается личность писателя, расширяется его мировоззрение. Воспитывая читателя, он и сам постоянно учится у народа, чутко воспринимает и прошлый, накопленный им духовный опыт, и его новые потребности.

Чингиз Айтматов,
Герой Социалистического Труда, Лауреат Ленинской и Государственных премий СССР







После этой статьи часто читают:

  • Счастливый человек
  • Габриэль Гарсия Маркес (Gabriel Garcia Marquez)
  • Узнаем о важности почтения в сексе и отношениях
  • Цветы Победы. Мартирос Сарьян.
  • Обои рабочего стола "Sexual Ladies"
  • Опыт яснополянской школы Л. Н. Толстого
  • Качества педагога. Какой должен быть учитель?


  • Просмотрено: 6173 раз

    Добавление комментария

    Имя:*
    E-Mail не обязательно:
    Введите слова или цифры, показанные на изображении: *

    Поиск по сайту

    Карта сайта:
    1 ,2 ,3 ,4 ,5 ,6 ,7 ,
    8 ,9 ,10 ,11 ,12 ,13
    Пользователи  Статистика

    Архив новостей

    Январь 2017 (3)
    Март 2016 (4)
    Январь 2016 (6)
    Сентябрь 2015 (5)
    Апрель 2015 (4)
    Март 2015 (5)

    Правила

    Наши друзья

    Новости партнеров

    01Категории

    02Популярные статьи


    03Опрос на сайте

    Вам понравились наши статьи? Сделайте комментарий и проголосуйте, пожалуйста. Нам важно ваше мнение.

    Отлично, добавил в закладки
    Хорошо, статьи понравились
    Кое-что интересно, выборочно
    Скучные статьи
    Оставил комментарий
    Читать и писать неумею


    04Календарь

    «    Декабрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
    29
    30
    31